• Мы в соц сетях:

«Мягкий» инструмент геополитического влияния в Кыргызстане

«Мягкий» инструмент геополитического влияния в Кыргызстане

В основе межгосударственных отношений стоят вопросы безопасности и экономики – взаимные инвестиции, общие рынки, возможности для свободного перемещения трудовых ресурсов и т.д. При этом очевидно, что классические процессы взаимодействия дают лучший эффект, когда параллельно происходит гуманитарная и социокультурная интеграция, охватывающая более широкие слои обществ.

 

По этой причине сегодня в решении своих геополитических задач страны, претендующие на статус мировых и региональных держав, активно используют, так называемую, публичную дипломатию, которая в отдельных случаях становится, по сути, единственным компонентом в отношениях между странами. Обсуждению данных вопросов была посвящена онлайн конференция: «Мягкая сила, как инструмент геополитического влияния в Кыргызстане», прошедшая на дискуссионной онлайн площадке Клуба региональных экспертов КР «Пикир».

Как отметил сопредседатель Клуба региональных экспертов КР «Пикир», политолог Игорь Шестаков, сегодня Кыргызстан центром применения «мягкой силы» разных стран: кто-то помогает, кто-то ставит эксперименты, кто-то пытается показать свои геополитические амбиции.

 

- Проблема влияния зарубежной «мягкой силы» на общественно-политические процессы в Кыргызстане получила особый резонанс в конце апреля во время событий на границе с Таджикистаном. В соцсетях до сих пор активно обсуждается вопрос, кто республике друг, а кто нет. Важно отметить, что «мягкая сила» присутствовала и стратегическим образом пыталась влиять на политическое устройство страны на протяжении всех лет  независимости нашей страны. Об этом, например,  свидетельствует тот факт, что Кыргызстан называли островком демократии. Не менее активно «мягкая сила» присутствует и  в сфере образования, учитывая, что ведущие внешнеполитические игроки открыли свои учебные заведения  на территории республики. Мы даже стали площадкой для чужих  внутриполитических конфликтов, которые  возникли в  той же Турции между Эрдоганом и Гюленом, - напомнил эксперт.

По его словам, наиболее активно в сфере народной дипломатии действуют США и Евросоюз.

- Кыргызстан, наверное, уже устал быть «вечным учеником», когда «учитель» постоянно недоволен тем, что мы что-то недоделали в демократических преобразованиях. Сейчас Запад однозначно  воспримет в штыки принятый парламентом законопроект о финансовом контроле НПО. Россия же в качестве «мягкой силы» использует социально-экономическую поддержку республики. Это было видно по прошлому году, когда российская сторона оказала республике серьезную помощь в локализации пандемии. Российскую вакцину «Спутник V» в нынешних условиях тоже можно воспринимать, как элемент «мягкой силы». При этом у РФ есть системные проблемы в образовательных проектах. В любом случае страна должна исходить из национальных интересов и не становиться заложником чужих политических игр, - добавил Игорь Шестаков.

В свою очередь директор КНИА «Кабар» Кубан Таабалдиев отметил, что «мягкая сила» может в значительной мере влиять на Кыргызстан, подчеркнув, что ее присутствие в республике началось практически с наступления независимости КР.

 

- Любая геополитическая сила на международном уровне пытается влиять на страны, применяя разные методы. «Мягкая сила» сверхдержав – это  явление, которое зародилось в 20 и развилось в 21 веке. Мы видим много примеров воздействия мягкой силы на страны. Нередко новые методы приводят к менее страшным последствиям. Мы видим это повсеместно. Сейчас пытаются повлиять на ряд постсоветских стран. В странах Центральной Азии пока что-либо четко говорить рано. «Мягкие силы», которые пытаются внедриться в Центральной Азии, не всегда приводят к желаемому результату. Революции, которые были – это не результат воздействия мягкой силы. Но нужно учитывать, что это влияние на кругозор, ментальность на внутриполитические процессы государства. В этом отношении Кыргызстан выделяется, ведь сюда пытаются внедриться многие политические силы, - отметил эксперт.

По его словам, применение «мягкой силы», ярким примером которой в КР является создание образовательной сети «Сапат», нацелено на перспективу, т.е. результат ее воздействия проявляется постепенно, не только меняя сознание население, но поднимающийся к верхам политической власти.

- Рано или поздно присутствие «мягкой силы», которая изначально имеет цель неочевидного влияния, становится явным. Главное, государство должно вовремя увидеть цели и задачи данного процесса, чтобы получить возможность влиять на него и использовать в своих интересах, - уверен Кубан Таабалдиев.

О том, что само понятие «мягкой силы» появилось в международной внешнеполитической среде в конце 80-х годов, когда начался развал СССР, рассказал президент Международной ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» КР Юрий Погиба.

 

- Термин ввел американский политолог Джозеф Най, который, по сути, и заложил основы «мягкой силы», описав механизмы, позволяющие добиваться успеха среди внешней аудитории альтернативными методами. Многие из них позже вошли в основу внешней политики США. В арсенал «мягкой силы», целями которой является повышение привлекательности актора, включены различные НКО и НПО, СМИ, образовательные и другие проекты. Российский же набор инструментов публичной дипломатии значительно отличается от западного инструментария. Он нацелен на оказание воздействия через продвижение русского языка, культурных и исторических ценностей, информационные потоки и пропаганду, - отметил эксперт.

Он также подчеркнул, что в современном мире «мягкая сила» становится основополагающим фактором проведения внешней политики ведущих государств, т.к. нацелена на длительную перспективу, по сути, являясь инвестицией в будущее.

Об образовательном компоненте «мягкой силы» в своем выступлении рассказал начальник отдела национальных и международных рейтингов ОшГУ, кандидат экономических наук, доцент Эрлан Камалов.  

 

- Образовательные программы, которые функционируют в университетах КР, привлекают внимание студентов к образованию тех или иных стран. В последнее время активизируется турецкое направление. Кроме этого идёт активное сотрудничество с вузами Европы и стран СНГ. Наш университет, например, работает с несколькими проектам ЕС. Это совместные проекты, в результате которых создаются различные объединения, реализуется программа мобильности и так далее. Если говорить про сотрудничество с российскими вузами, то в последнее время по масштабу деятельности и привлечению студентов они несколько отстают от других государств, несмотря на это, интерес к российским вузам со стороны нашей молодежи не уменьшается. Сейчас на базе ОШГУ строится филиал МГУ, - рассказал Эрлан Камалов.

Продолжил тему кандидат педагогических наук, член Конституционного совещания КР Мурат Иманкулов.

 

- Если говорить про западные проекты, то помимо продвижения английского языка, у них есть программы по развитию кыргызского языка. Таким образом, они много лет интенсивно вклиниваются в систему нашего образования. Российская же сторона ограничивается тем, что привозит в страну российские книги, которые используются в российских школах, но для большинства местных учебных заведений не подходят ввиду разницы систем образования. Поэтому когда проводятся такие проекты, необходимо учитывать наши интересы и особенности, - подчеркнул педагог.

Как отметила заведующая кафедрой востоковедения МУК Алина Молдокеева, присутствие российской «мягкой силы» в Кыргызстане представлено не очень широко по сравнению с другими странами.

 

-  Если смотреть даже поверхностно, то в образовательной сфере и Китай, и Турция представляет квоты на обучение в их вузах, их учебные заведения широко представлены и в нашей стране. И они в этом плане выигрывают, потому что  «мягкая сила» не дает моментального эффекта, это более долгосрочный наступательный проект, который даст результат в процессе завоевания в будущем. Наша новая политическая элита выстраивает свою собственную политическую линию, поэтому сегодняшняя тема очень актуальна, - отметила Алина Молдокеева.

На тот факт, что Кыргызстан, будучи перекрестком, где пересекаются интересы крупных геополитических игроков, является также и полем сражения их «мягкой силы» обратил внимание эксперт по вопросам безопасности Таалайбек Джумадылов.

 

- «Мягкая сила», помимо образования, подразумевает влияние и на другие области — культуру, религию, средства массовой информации. Все эти инструменты направлены на формирование позитивного имиджа и продвижение геополитических интересов. К сожалению, в этой игре Россия, как наш стратегический партнер, несколько проигрывает другим игрокам. Были попытки создать общее теологическое пространство, общее образовательное пространство, но пока они не принесли ожидаемых результатов. Мы сейчас находимся на том рубеже, когда мы должны выступить единым фронтом с нашим стратегическим партнером и союзником, к которому мы тяготеем исторически. Если посмотреть на наш ментальный код, то корнями мы ближе к русскому миру, нежели к китайской или западной цивилизации. К сожалению, в последнее время «русский мир» сдает свои позиции, поэтому российской стороне нужно обращать больше внимания на пиар своих мероприятий по примеру западных стран, - отметил эксперт.  

Он подчеркнул, что коллективный Запад преуспел и в развитии гражданского сектора.

- Я понимаю, что в любом государстве мира есть группа лиц, готовая за деньги иностранных спонсоров предоставлять им информацию и действовать во вред своему государству, но Кыргызстан может войти в книгу рекордов Гиннеса по данному критерию и по количеству неправительственных организаций на душу населения. У нас сформировались целые династии профессиональных нпошников, превратив свою деятельность в семейный бизнес, поэтому они так дружно и поднялись против принятия поправок в Закон «Об НПО» в части финансовой отчетности, - добавил Таалайбек Джумадыллов. 

Продолжая тему, председатель международного общественного объединения «Люди Мира» Алишер Ташматов выразил мнение, что неправительственные организации должны отчитываться о своих финансах – откуда и на какие цели они получают деньги.  

 

- Тем, кто ведет прозрачную позитивную деятельность, нечего бояться. Однако, в некоторых НПО аккумулируются огромные средства, которые могут использоваться против нашего государства. Гражданский сектор – это и есть одно из направлений западной «мягкой силы», которая используется в разных направлениях. Одно из них – это историческая память, которую некоторые силы пытаются переформатировать, например, через переписывание истории ВОВ и второй мировой войны, используя для продвижения искаженных фактов социальные сети, и, таким образом, промывая мозги нашей молодежи. Подмена фактов и восприятия происходит как раз таки под диктовку этой самой «мягкой силы». Сейчас странам-победителям нужно объединяться и противостоять этой деятельности, чтобы сохранить историческую память, культурные традиции в том виде, в котором мы их получили от наших предков, - подчеркнул Алишер Ташматов.

В свою очередь общественный деятель, политолог из Нижнего Новгорода Павел Данилов обратил внимание, что при обсуждении программ интеграции важно учитывать тот факт, что изменение мировых тенденций ведет к тому, что личное преобладает над общественным.

 

-  Помимо языка, нужно говорить о культуре и традициях. Американцы при помощи Голливуда активно продвигают свои ценности и культурные традиции. Поэтому о традициях нужно рассказывать с самого детства – сказки, фильмы и т.д. Нужно повышать юридическую грамотность. Нужно развивать сотрудничество в сфере средне специального образования, потому что в России такие специалисты востребованы, и кыргызстанцам это поможет построить карьеру в РФ. Нужно развивать бизнес партнерство, нужны площадки для встреч бизнеса с двух сторон. Нужно реализовывать совместные культурные, исследовательские и другие проекты, в том числе за счет средств, которые российская сторона выделяет на продвижение своей «мягкой силы», - отметил эксперт.

Политолог, главный редактор ИАР «KGinfo.ru» (Москва) Асилбек Эгембердиев подчеркнул, что на международной арене Кыргызстан пока не имеет сильных позиций, между тем, представляет серьезный интерес для многих геополитических игроков. При этом некоторые из них пользуются тем, что республика переживает внутриполитические преобразования, которые усугубляются многочисленными социальными проблемами, в том числе, связанными с распространением коронавируса. Что непосредственно влияет на республику.

 

- Власти КР делают всё возможное – пытаются решить внутренние проблемами, занимаются восстановлением экономики и борьбой с коррупцией, но застаревшие тенденции, застой в различных секторах не дают возможности для прорыва и развития. При этом доверие народа иссякает, поэтому за короткий срок они должны показать результаты своей работы. Последняя встреча двух лидеров в Сочи говорит о том, что Россия поддерживает новый курс. После встречи президент Кыргызстана сказал, что РФ наш вечный стратегический партнёр, тогда как ранее от руководства страны такие уверенные и громкие заявления не звучали. Между тем, отдельные геополитические игроки не очень позитивно воспринимают углубление кыргызско-российских отношений, и в этой связи будут интенсифицировать применение своей «мягкой силы». Нужно быть к этому готовыми, поэтому считаю актуальным проведение таких конференций, как сегодняшняя. Такие мероприятия должны проходить чаще, в том числе с участием политиков, - поделился своим мнением Асилбек Эгембердиев.

Преимущества России в сфере продвижения народной дипломатии в странах Центральной Азии отметила в своем выступлении пресс-секретарь Клуба региональных экспертов КР «Пикир», политический обозреватель Наталья Крек.

 

- Сегодня в Кыргызстане присутствует «мягкая сила» России, США, Евросоюза, Китая, Турции и стран исламского мира. Это большое направление, которое тоже не стоит сбрасывать со счетов. Видится, что на данном этапе в продвижении альтернативных методов воздействия преуспевают западные страны с большим арсеналом проектов – это и образование, и деятельность неправительственных организаций, и информационный компонент. Если российская пропаганда в ЦА представлена лишь МИА «Спутник», то ценности США и Европы продвигает целая сеть как зарубежных, так и национальных массмедиа, финансируемых различными международными организациями, аффилированными с правительствами западных стран, - отметила журналист.

Несмотря на то, что по большинству позиций Россия уступает западной, китайской или турецкой «мягкой силе» в регионе, у нее одно большое преимущество – она является крупным реципиентом трудовых мигрантов.

- У каждого мигранта, работающего в России, есть семья минимум из 5 человек, для которых главным источником информации, причем с высоким уровнем доверия, является их родственник. Грамотное использование данного ресурса может обеспечить России конкурентные преимущества в противостоянии с другими «центрами силы», которыми не обладает ни одна держава, желающая заполучить лояльность центральноазиатских государств. Трудовые мигранты – это готовый инструмент «мягкой силы», который российская сторона может использовать в своих интересах. Для этого нужно лишь уделить больше внимания совершенствованию миграционного законодательства и улучшению условий пребывания иностранных трудящихся, а также осознать, что мигранты – это не только экономический ресурс, положительно влияющий на российский ВВП, но и возможность более эффективного использования народной дипломатии при минимальных затратах, - добавила Наталья Крек.

Пресс-служба Клуба региональных экспертов КР «Пикир»