Пересаживать врачей на скутеры передумали, или Когда дождемся скорой помощи

Почти 160 тысяч вызовов обслужили бригады Центра экстренной медицины в Бишкеке за 2021 год. При этом в среднем с опозданиями выполняется каждый третий-четвертый вызов. Почему так происходит и что делается для решения проблем скорой помощи, 24.kg рассказал директор ЦЭМ Искендер Шаяхметов.
— Искендер Белекович, в центре ежегодно не хватает около 90 врачей. Почему к вам не идут кадры?
— Это главная наша проблема. Бишкекская скорая помощь сегодня обеспечена санитарным транспортом на 100 процентов. Ежегодно за счет местного бюджета стали закупать машины. Проблема в нехватке и текучке кадров. Нам даже дали бюджетную квоту на подготовку врачей скорой помощи. На год 15 мест, но в прошлом году туда никто не поступил. И это несмотря на то, что обучение за счет бюджета, и что работа будет в столице.
Статус врача скорой помощи, к сожалению, совсем упал. Работа очень сложная как в физическом, так и моральном плане. Конечно, к нам приходят клинические ординаторы, которые обучились по другим специальностям (кардиологи, невропатологи и другие), но их мало. В 2021-м пришли четыре ординатора. Если учитывать, что за год у нас увольняется 25-30 человек, то приход четверых особо не влияет.
Молодые специалисты набираются опыта и уходят в частные клиники, исследовательские институты, фармкомпании. Мы не можем с ними конкурировать. Многие уезжают в Россию. Экономическая составляющая очень важна.
После повышения окладов на 50 процентов в июле 2021-го врачи на скорой стали получать 15-16 тысяч сомов на руки. Но это с учетом мэрской доплаты. Если бы ее не выдавали, то наша работа вообще была бы парализована.
Раньше платили так называемые колесные за стаж. Надбавка за 10 лет работы доходила до 70 процентов от зарплаты. В 2011-м после повышения зарплаты эти проценты убрали. Сейчас хоть ты отработал один день, хоть 30 лет, получаешь всего 15 процентов надбавки. Зарплата — основной двигатель. Многие молодые — семейные, снимают жилье. Это очень дорого, а соцжилья для бюджетников, к сожалению, не строят.
— Как планируете выходить из ситуации?
— Аналогичные проблемы есть и в Казахстане, и в России. В РФ представлены в основном кардиологические и детские бригады. Остальные — бригады интенсивной терапии и фельдшерские (парамедики).
На новых подстанциях планируем создавать фельдшерские бригады (по два человека). Приказ позволяет. Уже готова программа, ведь их придется дополнительно обучать.
— Где появятся новые подстанции скорой помощи?
— Три подстанции планировали ввести в 2021 году, но не смогли из-за коронавируса. Открыли только одну на пять выездных бригад — по Орозбекова, после капремонта старого здания.
Еще одна подстанция на четыре бригады запланирована в жилмассиве «Ак-Орго». Ее начали строить за счет средств Катарского благотворительного фонда, но помешала пандемия коронавируса. Стены уже стоят, надеюсь, скоро стройка закончится, тогда мы охватим ближайшие новостройки «Ала-Тоо» и «Арча-Бешик».
Подстанция на пять бригад запланирована в новостройке «Кок-Жар». Проектно-сметная документация готова, участок определен, 6 миллионов сомов выделили в 2021-м. Мэрия обещает, что строительство начнется в этом году.
В планах также строительство 3-этажной пилотной подстанции на 10 бригад на территории Перинатального центра по улице Суеркулова. Будем достраивать здание бывшей прачечной, которой уже давно не пользуются. Снести старое здание и построить новое оказалось еще проблематичнее. Земля уже за нами закреплена, проверку на сейсмостойкость здания провели, выделены средства на подготовку проектно-сметной документации.
Первый этаж отводится самим бригадам (две кардиологические, две педиатрические, одна неврологическая, три терапевтические и две фельдшерские). Там, кстати, тоже могут возникнуть проблемы с кадрами. Нужно уже сегодня думать об этом.
На втором этаже разместится новый кол-центр и администрация. Сегодня у нас задействовано восемь операторов, увеличим их количество до 24, плюс появится четыре врача-консультанта. На третьем этаже расположится учебный центр и конференц-зал. Надеюсь, в 2023-2024-м эта подстанция будет готова обслуживать микрорайоны в южной части города.
— Зачем вам такой большой кол-центр?
— Хотим через нашу автоматизированную систему управления (АСУ) оказывать консультативную помощь в масштабе всей страны. Сейчас прорабатываем вопрос по закупке электрокардиографов с дистанционной передачей данных. Сотрудники станций скорой помощи в регионах смогут пересылать показатели нам и получать их расшифровку, консультативную помощь и назначение лечения. В регионах нет кардиологов, а снять электрокардиограмму и передать данные любой фельдшер сможет.
Все новое — хорошо забытое старое. Когда я в молодости работал фельдшером, у нас тогда был такой механизм. Сейчас это стало бы огромным подспорьем для областей. Кстати, в масштабе республики автомобильный парк обновили примерно на 70 процентов. При этом машины оснащены стационарными и переносными кислородными баллонами. Главная проблема везде — кадры.
Кроме того, есть острая необходимость пересмотра приказа № 617 от 2011 года. Это — основной документ, регламентирующий работу скорой помощи. Прописанного в нем оборудования практически нет, взамен появилось более современное. Там же прописаны и медикаментозные препараты, многие из которых уже устарели и не выпускаются. Скорой помощи всегда мало уделялось внимания, мы в глубочайшем застое.
— Как повлияла АСУ на скорость оказания медицинской помощи?
— Мы работали над вторым этапом, но опять же помешала пандемия. Самое главное — модуль готов, пилот проведен на базе горбольницы № 6.
Допустим, бригада везет больного в стационар, передает за это время его показатели и диагноз в приемное отделение стационара. Там уже готовятся встретить пациента, если нужно, сразу везут на операцию.
Сокращается время на саму госпитализацию. Самые показательные в этом плане будут травмы и хирургические патологии.
В центры семейной медицины (ЦСМ) передается электронный сигнальный лист тех пациентов, кто нуждается в наблюдении (больные хроники, с острым инфарктом миокарда, с инсультами, которые остались дома и нуждаются в посещении, коррекции лечения).
Механизм отработан. Но нужна политическая воля стационаров. Ведь это дополнительные расходы на компьютер, плюс необходимо обучать сотрудников. Горбольницу № 6 подключили к модулю, поскольку она городская. Со стационарами республиканского уровня требуется содействие Минздрава.
В Иссык-Кульской области, кстати, был «пилот» в Тюпе, Тоне и Джети-Огузе. Скорая помощь была закреплена не за ЦСМ, а за районными больницами. Дежурные в больнице травматолог, кардиолог или невропатолог при необходимости консультируют больных, выезжают на вызов, оперативно госпитализируют. Такой механизм очень эффективный, пациент получает квалифицированную помощь быстро и без волокиты.
С проблемой госпитализации мы особенно столкнулись в начале пандемии, когда привозили больного, а положить не могли. На вызов по нормативу отводится 55 минут. Одного больного мы возили 8 часов 54 минуты. Не принимали. Сейчас такого практически нет. Бывают единичные случаи при сочетанных инфекциях.
— На базе Нацгоспиталя намерены открыть центр экстренной медицины. Как вы на это смотрите?
— Мы ездили туда, смотрели, давали рекомендации. Там будет приемно-диагностическое отделение, где стабилизируют состояние больного и переведут в стационар. Дай бог, чтобы эту модель внедрили. Но все равно город нуждается в хорошей многопрофильной больнице скорой медицинской помощи. Такие больницы есть за рубежом, в России, даже у наших ближайших соседей.
Это серьезная проблема, когда есть сложности с диагностикой на догоспитальном этапе, когда, к примеру, у больного с хроническим заболеванием наложилась другая острая патология.
В общемировой практике это единое здание, чтобы больных никуда не приходилось переводить на дополнительное обследование или госпитализацию. Этот вопрос постоянно поднимается, и Минздрав понимает ситуацию. Но строительство новых больниц очень дорогое, плюс есть вопросы по земельным участкам. На базе некоторых больниц планируют построить новые корпуса, но это половинчатые меры.
— Несколько лет назад вы планировали пересадить бригады на скутеры. Что с идеей?
— Пока отказались от нее. Очень много нюансов. Медики тогда должны быть преимущественно мужчинами, с водительскими правами. Периодически читаем новости — тут одного на скутере сбили, там другого, в основном доставщиков. Это большая ответственность. Хотя идея не новая, такая практика применяется во всем мире.