Осторожно – фейк! Социальные сети как триггер радикализации общества

29 марта в Бишкеке на площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошёл круглый стол на тему: «Осторожно – фейк! Социальные сети как триггер радикализации общества». В мероприятии приняли участие журналисты, политологи, политические аналитики, историки, эксперты по вопросам безопасности, общественные деятели Кыргызстана и России.

В ходе дискуссии эксперты обсудили факты радикализации общественных отношений в Кыргызстане; цели и задачи, преследуемые прозападными деструктивными силами в их деятельности в Кыргызстане на фоне событий на Украине; используемые радикалами средства, формы и методы, в том числе с затрагиванием сферы религии; возможные последствия деятельности радикалов; меры противодействия деятельности радикалов со стороны государственных и общественных органов.

Основные тезисы выступлений:

Вадим Ночёвкин, сопредседатель Дискуссионного клуба «Пикир»:

«В качестве пролога к сегодняшней дискуссии мы хотим показать вам видеоролик, очень наглядно, на наш взгляд, демонстрирующий радикализацию общественных отношений в Кыргызстане.

Для начала – фрагмент одного из выступлений на митинге «в поддержку Украины», который прошёл в Бишкеке в минувшую субботу, 26 марта. Вот такие откровения прозвучали из уст бывшего кандидата в депутаты парламента от либеральной партии «Реформа».

Не правда ли, наводит на мысль об «окнах Овертона»? Это, напомню, метод, с помощью которого то, что прежде считалось немыслимым, недопустимым (например, каннибализм), постепенно легализуется и становится в обществе вполне приемлемым.

А вот ещё одно откровение. Оно на днях прозвучало в эфире одного из украинских телеканалов из уст ведущего Фахрудина Шарафмала.

Для справки: Адольф Эйхман, упомянутый украинским ведущим в качестве примера для подражания, - это немецкий нацистский преступник, оберштурмбаннфюрер СС. Возглавлял  так называемый «еврейский отдел» (который так и прозвали  - «отдел Эйхмана») управления имперской безопасности, непосредственно отвечавшего за преследование, изгнание и депортацию евреев и тем самым за «окончательное решение еврейского вопроса». Следствием работы этой структуры стала гибель примерно 6 миллионов человек. После войны Эйхман скрылся от правосудия в Аргентине. Но в мае 1960 года агенты израильской разведки «Моссад» похитили Эйхмана и вывезли в Израиль, где он был казнён (повешен) по приговору суда.

Допустим, что это шокирующее высказывание украинский телеведущий допустил, так сказать, в рамках ожесточённой риторики военной поры. Но вот что говорили, что кричали, что открыто демонстрировали и как воспитывали детей на Украине ЗАДОЛГО до российской военной спецоперации. И это, подчеркну, очень небольшая часть того, что можно здесь показать.

Нацистскую атрибутику, которая на этих архивных кадрах мелькает, сейчас в большом количестве находят в расположениях разгромленных так называемых «националистических батальонов», которые в основном и противостоят войскам России, ДНР и ЛНР.

Таковы были настроения части гражданского общества Украины, где многие в упор не видели и до сих пор не видят никакого нацизма и фашизма. А вот высказывания тех, кого можно отнести к элите страны - Богдана Буткевича, колумниста издания «Украинская неделя», Игоря Мирошиченко, украинского политика, бывшего депутата Верховной Рады, других экс-депутатов Рады - Олега Тягнибока, лидера партии «Свобода», Ирины Фарион, бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко, экс-президента Петра Порошенко. Наконец, действующего президента Владимира Зеленского. Здесь он отвечает на вопрос журналистки по поводу введения санкций против оппозиции: нет ли здесь нарушений прав людей? Зеленский отвечает: «Вы их людьми называете, да? Есть представители людей, не все представители людей — люди. Есть особи». Кстати, это слово – «особи» – то и дело мелькает в риторике украинских политиков.

 Опять же, это далеко не полный цитатник высказываний украинских политиков. Было и много других, ещё похлеще. Чего, например, стоит высказывание Борислава Берёзы, ещё одного экс-депутата Рады, одного из лидеров «Правого сектора». Говоря о перспективах Крыма, он обещал «всех сжечь», откровенно заявляя: «Нам надо привыкнуть быть фашистами».

Между тем, кыргызстанцы, которые упорно не верят, что на Украине есть фашизм и нацизм, задают ехидные вопросы типа: «Получается, Украина – это нацистское государство во главе с президентом-евреем?»

А вот – заголовки западных СМИ, которые до начала российской спецоперации хоть одним глазком, но всё-таки ВИДЕЛИ на Украине нацизм. Сейчас их риторика поменялась…

Вопреки утверждениям противников спецоперации на Украине, что «весь мир – против России», акции в поддержку России и республик Донбасса разной численности прошли в общей сложности в 20 странах мира. Вот некоторые из них: Сирия, Белград (Сербия), Бейрут (Ливан), Черногория, Северная Македония, Рим (Италия),  Милан (Италия), Марсель (Франция), Израиль, Армения, Южная Осетия.

Прошли  митинги в поддержку России и в Кыргызстане – в Бишкеке и Оше.

Честно говоря, пока не было информации, чтобы где-либо участники этих акций подвергались остракизму. Но вот в Кыргызстане…

После бишкекского митинга пошли такие вот требования от так называемой «демократической» общественности: «Задержать всех участников митинга!» Обратите внимание – ВСЕХ. Мало какой авторитарный режим ставил целью арестовывать всех поголовно участников мирных акций.

Адиль Турдукулов, в прошлом дипломат и крупный функционер СДПК, ещё не во власти, но уже жаждет применять репрессии, лишать неугодных кыргызстанцев гражданства, что, к слову, вообще не предусмотрено Конституцией КР.  Он, кстати, был официальным организатором упомянутого митинга в «поддержку Украины», который прошёл 26 марта.

А вот резолюция этого митинга, отпечатанная в виде листовки. Документ сам по себе очень интересный – он призывает разорвать все отношения с Россией, вернуть на родину всех мигрантов и даже… жечь российские рубли. Ещё одно требование, озвученное на митинге, - прекратить телевещание российских государственных СМИ в Кыргызстане. Это, впрочем, давно уже стало навязчивой идеей.

А вот «демократ» Турдукулов требует закрыть «Спутник» и, разумеется, лишь всех сотрудников кыргызского гражданства. Ему вторит его супруга – активистка Умай Арыкова.

Откровенно говоря, те же российские телеканалы погоду в КР давно уже не делают, молодёжь их не смотрит. А львиную долю медиарынка страны, что ни для кого не секрет, занимают западные (или прозападные) СМИ. Можно сделать вывод: эти активисты (и те силы, которые за ними стоят) стремятся к тому, чтобы в Кыргызстане был слышен ТОЛЬКО ИХ голос. Чтобы на информационном поле присутствовала ТОЛЬКО ОДНА точка зрения, озвучивалась только одна версия событий – та, что озвучивают западные СМИ. Все остальные голоса надо попросту задушить.

Активисты, называющие себя демократами, мечтают об арестах и репрессиях. Пока же такого инструмента у них в руках нет, в ход идут травля и психологический террор. Вот, например, всё тот же Турдукулов открыто оскорбляет заслуженных кыргызских генералов, встречавшихся с российским военным атташе, и публично призывает чуть ли не к расправе над ними.  

А вот какие «советы» получает в соцсетях экс-депутат парламента Евгения Строкова в связи с её участием в митинге солидарности с Россией.

Трудно хладнокровно комментировать развязанную в соцсетях травлю погибших на Украине военнослужащих - уроженцев Кыргызстана, российских граждан. На них сейчас именно в кыргызском сегменте соцсетей льётся такая грязь, какую мы не можем здесь воспроизвести. По сравнению с этими злобными и кощунственными комментариями порой меркнут даже комментарии пользователей с Украины. 

Ещё немного риторики «борцов за мир»: «Радуюсь, когда убивают русских».

Вышеупомянутый экс-кандидат в депутаты, поклонник Степана Бандеры ещё до митинга «в поддержку Украины» отметился в пикете перед посольством РФ в Бишкеке. Обратите внимание на его плакат. Заметьте, Россию они называют не иначе, как «фашистской». Возникает вопрос: а с каких это пор они так не любят фашистов и лично Гитлера?

Вот известное историческое фото: июнь 1941 года, оккупированная немцами Львовская область. На приветственных плакатах имена Гитлера и Бандеры – рядом.

А вот что ещё несколько лет назад писали в соцсетях активисты из этой же самой якобы «антивоенной» (на самом деле - русофобской) тусовки. Они не только преклонялись перед Туркестанским легионом СС, но и открыто выражали сожаление, что в Великой Отечественной войне победил не Гитлер!

Ещё очень примечательный призыв: «Жечь вату!». Это явный намёк на «Одесскую Хатынь» 2 мая 2014 года, на физическое уничтожение несогласных.

Не правда ли, прослеживается много параллелей с Украиной? Если это не фашизм, пробуждающийся в так называемом гражданском обществе Кыргызстана, то как это назвать?

Ровно шесть лет назад – в марте 2016-го – в Жогорку Кенеш КР был внесён проект закона «О недопустимости действий по реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников». Это был модельный законопроект, разработанный Межпарламентской ассамблеей государств-участников  СНГ. До этого -  из-за того, что участились случаи героизации нацизма в странах Восточной Европы, а  также в странах Балтии и ряде стран СНГ - была создана международная неправительственная организация «Мир без нацизма», объединяющая 140 национальных антифашистских организаций более чем 130 стран мира.  Словом, необходимость законодательного пресечения неонацистской идеологии была признана на мировом уровне.

В Кыргызстане, что очень показательно, этот законопроект был атакован со стороны прозападных НПО. В итоге закон «О недопустимости действий по реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников» так и не приняли – депутаты его, проще говоря, заволокитили. Реанимирование, рассмотрение и принятие этого законопроекта считаю одним из самых эффективных на сегодняшний день инструментов по пресечению радикализации общественных отношений в Кыргызстане».

 


 Никита Мендкович, глава Евразийского аналитического клуба (Россия):

«Мы сегодня говорим о том, что радикализм, который формировался на Украине для решения конкретных внутренних и внешних политических задач, - ликвидации русскоязычного населения на Донбассе и формирования антироссийской политики вовне - через социальные сети переносится в Кыргызстан, экстраполируется в кыргызстанское общество. На мой взгляд, здесь действует довольно очевидный механизм. Сейчас мы все живём в условиях информационной войны, которую очень активно ведёт Украина при участии - финансовом и в какой-то степени методологическом - стран НАТО. Не секрет, что, например, на территории центра информационно-психологической войны во Львове сейчас находится большая группа военных специалистов из Великобритании из частей спецназначения, которые как раз занимаются решением аналогичных задач. Наравне с работой с украинским населением (то есть с попытками мобилизовать его против освободительных войск России) идёт аналогичная информационная война против третьих стран. В последнее время мне приходится очень много контактировать с зарубежными СМИ, в том числе по украинскому кризису, и я наблюдаю признаки такой информационной войны в арабских странах, в Северной Африке, в Южной Азии - например, в Индии и Пакистане.

Что можно сказать о последствиях подобного рода войны? Мы изучили материал, который экспортируется Украиной в Кыргызстан, и мы видим, как он влияет на уже внутриполитическую динамику. Происходит расчеловечивание кыргызстанцев, происходит определённая радикализация уже не просто споров и дискуссий вокруг того, как можно относиться к происходящему на Украине, - это уже превращается в инструмент политической борьбы. Оппонент расчеловечивается до такой степени, что ставится задача - не только отстранить любых сторонников России от власти, речь даже уже идёт о поражении их в правах - лишении гражданства или даже физическом уничтожении.

Мне кажется, что большую роль в подобном нагнетании страстей играют именно фейки, поскольку у аудитории формируется определённая картина мира, в рамках которой сторонники неправильной с точки зрения человека позиции являются его личными врагами, личной угрозой. Согласитесь, можно сколько угодно вести дискуссии, например, о войне в Йемене, но я полагаю, что те, кто интересуются этим в Кыргызстане, редко доходят до такого радикального противостояния между симпатизирующими саудовским войскам и симпатизирующими йеменскому национальному движению. Что же касается «украинского» вопроса, то здесь мы видим следующую любопытную ситуацию.  Конфликт на Украине превратился в инструмент создания гражданской войны, скажем прямо, на территории Кыргызстана. Цель понятна – это попытка создать новый фронт войны против России на территории стран СНГ, подобные попытки есть в Казахстане, в Кыргызстане и в других странах, дружественных России. Для этого, во-первых, очень активно экспортируется украинская пропаганда именно военного характера, обвинение россиян в зверствах, развязывании агрессии и тому подобных вещах. Хотя сейчас, по последним опубликованным документам, уже известно, что в начале марта (скорее всего, 8 марта) Украина готовила агрессию против республик Донбасса с последующим захватом Крыма.

Но тем не менее именно Россия позиционируется как агрессор. Это активно делает группа СМИ, которая тесно сотрудничает с посольством США, я имею в виду прежде всего Kaktus и Kloop. Должен сказать, что и ряд других изданий, к сожалению, постоянно даёт площадку для аналогичных фейков или фейковых трактовок. Мне абсолютно не ясна позиция редакций подобного рода изданий, поскольку ясно, что это ведёт к поляризации внутри кыргызстанского общества. Это ведёт не к абстрактному обсуждению нравственных вопросов - это именно экспорт гражданской войны, которая сейчас идёт на Украине, где население очень многих регионов формирует свои вооружённые части против Киева – и этот конфликт переносится на кыргызскую почву. Для того, чтобы заставить людей противостоять друг другу, дестабилизировать ситуацию; не заниматься мирным трудом и зарабатывать, а именно вести чужую войну благодаря эмоциональной накачке через фейки.

Хотел бы добавить практические рекомендации. Не считаю, что в данных условиях эффективны были бы запреты, но очень важна разъяснительная работа. Просто говорить о том, что Кыргызстан  нейтрален, – это удобная позиция для чиновников, которые отстраняются от решения проблемы, дабы не «нагнетать конфликт». Но конфликт уже нагнетается - мы видим эти публичные выступления, эти митинги, мы видим конкретные политические фигуры, которые продвигают идею лишения кыргызского гражданства тех граждан, которые «неправильно» высказываются о войне на Украине. Поэтому считаю, что и СМИ, и рядовые журналисты, и представители властей должны не абстрагироваться от возникающей проблемы, а объективно разъяснять ситуацию. Рассказывать людям, что делает союзник Кыргызстана Россия, почему президент КР Жапаров публично поддержал российские военные усилия на Украине. 

Понимаю, что сейчас очень активное запугивание населения ведётся со стороны тех же НПО, которые обещают, что вот сейчас Россия потерпит поражение от Америки (при этом откровенно говоря, что не Украина воюет с Россией, а Америка) и вот тогда, дескать, все примутся за Кыргызстан. Поймите, это блеф! Итог войны уже предрешён. Несколько недель - и мы увидим уже ликвидацию фашисткой группировки на Донбассе, взятие Киева, и я подозреваю, что на 9 мая, скорее всего, будет проходить на Украине свой парад в честь и победы в Великой Отечественной войне, и новой победы. Поэтому нет смысла пытаться играть в нейтралитет. Поскольку, повторюсь, западные НПО, нагнетая страсти внутри страны, уже не дают республике такой возможности. Будет либо экспорт украинской гражданской войны в Кыргызстан, либо планомерная политика властей по устранению подобного рода угроз - не путём запрета, но путём разъяснений (хотя не исключаю, что в отношении отдельных активистов актуален уже вопрос уголовного преследования).

Кому-то покажется, что я говорю очень радикальные вещи, но этот уровень радикализма поднят не мной.  Повторюсь, сейчас мы наблюдаем экспорт гражданской войны в Кыргызстан. Либо эти усилия будут тем или иными способом хотя бы критиковаться (а лучше – останавливаться), либо мы получим реальные столкновения по политическому признаку - драки, насилия, поножовщину, выплескивание всего этого в политическое поле, чтобы парализовать развитие страны. Считаю, что это очень опасная тенденция, и её нужно остановить».

 Евгения Строкова, экс-депутат Жогорку Кенеша (Кыргызстан):

«Борьба с фейками не будет быстрой. Образование – долгий процесс, и мы его упустили. Мы метались от одной, навязанной нам программы, к другой. И в конечном итоге  практически потеряли образовательную базу. Образование не может идти в отрыве от воспитания. Это мы упустили. Будучи депутатом, я часто говорила об этом – мы очень увлеклись импортом образования. А это очень страшно. Мы практически не знаем, что делают с нашими детьми, обучающимися в «импортных» учреждениях. В отечественных школах и вузах ещё как-то остаётся контроль. Приведу в пример Американский университет в Центральной Азии. Кто всегда участвует в митингах – сейчас в «поддержку Украины»? Студенты АУЦА. В КРСУ дела обстоят не лучше, единственное – их не заставляют ходить на митинги. 

Большинство журналистов наших официальных СМИ  тоже занимаются фабрикацией фейков, потому что часто они сидят на заграничных грантах, которые требуют выполнения определённых требований.  
Я всегда говорила, что образование не заканчивается в школах и в институтах. Обязательно нужно внешкольное образование, которого сейчас у нас нет. Внешкольные учреждения тоже выполняли патриотическую, идеологическую миссию - вспомните кружки. Занятия спортом – тоже идеология. А у нас сейчас в первую очередь – только виды борьбы. Коллективные виды спорта практически отсутствуют, а ведь они основаны на идеологии взаимовыручки.  
Ложь в отличие от правды может использовать любую «одежду». Поэтому истина проигрывает. Нужно заставлять молодёжь критически мыслить. Сейчас эту пустующую нишу  занимают международные организации. У них много денег, они вывозят молодёжь за пределы страны и таким образом покупают её».

 Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия «Восток-Запад» (Кыргызстан):

«Вокруг гражданского общества гуляет много мифов и заблуждений, которые тиражируются вот уже почти 30 лет. Эти мифы с удовольствием распространяют не только сотрудники НПО, которые называют себя «гражданским обществом», но и их оппоненты. Хуже всего то, что все они сами в это верят.

Главный миф: «Гражданское общество — это неправительственные организации». Правда же в том, что гражданское общество — это не только НПО. Это — любые организации, которые стоят вне государственной системы. То есть: профсоюзы, профессиональные коллегии (адвокатов, например) и объединения, клубы спортивных болельщиков, советы ветеранов силовых структур, ассоциации выпускников вузов, советы аксакалов и даже политические партии. Организованные преступные группировки — это тоже гражданское общество.

Миф номер два: «Гражданское общество всегда преследует благие цели». На деле же всё зависит от того, какие цели у этого негосударственного объединения. Потому что у правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакуповой одни цели, а у ОПГ Камчы Кольбаева — совершенно другие. Вспоминается, как в самом начале конфликта в Боснии американский публицист Дэвид Рифф писал: «Лидер местных сербов Радован Караджич представляет помыслы и чаяния сербского населения и посему может смело претендовать на роль героя гражданского общества с тем же правом, как и Вацлав Гавел. Те же, кто пытается ограничить гражданское общество исключительно «душелюбами» и «моральными апостолами», превращают всю концепцию из политической и социологической в теологическое учение». То есть в религию. При этом Гавел в глазах «мирового сообщества» — выдающийся гуманист (его одобрительное отношение к бомбардировкам Югославии и вторжению США в Ирак можно не вспоминать), а Караджич, приговорённый к пожизненному заключению, считается военным преступником.

Третий миф, который больше всего любят тиражировать правозащитники и их сторонники во всём мире: «Гражданское общество — гарант демократии». По факту же демократическим государство, в котором всё подчиняется группам давления — как внутри, так и снаружи, называть нельзя. Неважно, как называются эти группы давления: НПО, международные организации, иностранные правительства, транснациональные корпорации, военно-промышленный комплекс, родоплеменные структуры, олигархи-одиночки — их действия в отношении собственных и иностранных правительств ещё дальше от демократии, чем мы до Луны.

Миф номер четыре (обратный мифу №3): «Демократия — гарант сильного гражданского общества». В порядке примера посмотрим на Японию. Охрана природы, защита прав потребителей, борьба за женское равноправие — всё, что внедрили нам с подачи Запада, в этой стране развито слабо. Но при этом никто почему-то не называет Японию тоталитарным государством. Как и Францию с Испанией, где структуры гражданского общества тоже развиты слабо. Зато там сильные политические партии и отлично развит механизм демократических выборов. Американские исследователи за это критикуют и японцев, и французов, и испанцев. Те отвечают им в таком духе: «Господа, всё это, конечно, прекрасно, но у нас — свои собственные традиции отношений между гражданином и государством». Похоже, только в бывшем СССР господа либералы пребывают в опасном заблуждении, что демократия может быть либо американской, либо никакой.

Миф пятый: «Гражданское общество — залог экономического процветания». Не будем углубляться в историю, вспомним только, что так называемое «южнокорейское экономическое чудо» рождалось при полном подавлении гражданского общества. Только в 1980-х годах, когда режим ослабил «гайки», в Южной Корее начали появляться профсоюзы, а также студенческие и прочие движения. И это — не единственный пример. Достаточно задаться простым вопросом: если гражданское общество — залог экономического процветания, то почему из десяти процветащих государств Азии пять — абсолютные монархии (Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ и Бруней), два — конституционные монархии (Япония и Малайзия) и три — государства тоталитарные, если подходить к ним с западной точки зрения: Южная Корея, Китай и Сингапур.

Миф шестой: «Все НПОшники — иностранные шпионы». По факту шпионами деятелей «неправительственного сектора» считать нельзя. Доступа к важным государственным секретам у них нет. Конечно, случается, что НПО собирают информацию для иностранных спецслужб, но она носит либо общий, либо ситуативный характер. Уместнее было бы считать так называемые «политические НПО» агентами давления, что не равно понятию «шпион». 

Миф седьмой: «Гражданское общество ничего не стоит правительству». Даже в США две трети проектов для НПО финансирует государство, а частный сектор — всего треть. Гражданское общество ничего не стоит правительству ровно до тех пор, пока оно не начинает бороться с властями собственных стран, получая за это деньги от господ типа Джорджа Сороса. Как только в Кыргызстане появится вменяемое законодательство, весь «гражданский активизм» перейдёт на содержание госбюджета. Который поневоле будет вынужден «зачистить» энпэошную поляну от ненужных крикунов. Оставив только те НПО, которые занимаются действительно реальными делами».  

 Нурлан Досалиев, эксперт по вопросам региональной безопасности (Кыргызстан):

«Поговорим о технологиях нацизма на исторических примерах. В своё время по приказу Гитлера в состав войск, привлекавшихся к участию в операции «Барбаросса», была введена оперативная группа «Афганистан». Начальник генерального штаба генерал-полковник Гальдер своей директивой № 124/41 утвердил численность этой военной группировки, состоявшей из трех танковых, шести горных, четырех моторизированных и четырех пехотных дивизий (17 дивизий – это даже по современным меркам внушительный ударный потенциал!). На чём были основаны планы немецко-фашистского генштаба? На территории Афганистана в период 1930-41 годов немцы методично готовили басмачей, бежавших из советских республик Средней Азии, белогвардейцев и прочих «элементов», к партизанским действиям против СССР.

Германская и японская и разведки совершенно отчётливо имели в виду перспективу военных операций на советской территории. В этом контексте эмиграция, представлявшая остатки басмаческого движения, рассматривалась как база для осуществления разведывательно-диверсионной деятельности в тыловых районах Советского Союза, а при благоприятных условиях как ядро подготовки вооружённого восстания в Средней Азии.

Специфика обстановки в Афганистане состояла в том, что интересы гитлеровцев и сепаратистов, обосновавшихся в этой стране, совпадали. Первые надеялись подключить эмиграцию к операциям басмаческого типа с целью воздействовать на ситуацию в Средней Азии, вторые лелеяли надежду прийти с помощью немцев к власти.

В Афганистане всесторонним обеспечением были охвачены многочисленные басмаческие банды, бежавшие из советской Средней Азии и имевшие в своих рядах выходцев из практически всех народов советских республик. Именно в этот период были заложены основы международного  «террористического интернационала».

Вначале на эмиграцию в Афганистане в германских разведслужбах смотрели преимущественно через призму будущего административно-территориального устройства Средней Азии и роли эмигрантских кадров в комплектовании администраций территорий, которые вскоре должны быть оккупированы вермахтом. Конечно, при этом эмигрантов вербовали и для выполнения разведывательных задач на советской территории.

Политической фигурой, объединявшей эмиграцию, вплоть до своей смерти в 1944 году был бывший эмир Бухарский Саид Алим-хан. Влиятельными деятелями бухарской эмиграции в северных приграничных районах Афганистана были: таджик Хамранкул-бек, узбеки братья Кудратулла-хан Тюре и Мухитдин-хан Тюре. Другие лидеры эмиграции: муфтий Садретдин, узбек родом из Ташкента; Хашим Шайк Якубов - таджик, бывший посол Бухарской народной республики в Афганистане; Мубашир-хан Тарази, узбек духовного звания; Шир Мухаммед-бек (по прозвищу Курширмат), узбек, известный предводитель басмачей в Фергане, сторонник самых активных, совершенно авантюристических вооружённых акций, как и его брат Нур Мухаммед; Яхья Ходжа Содур - таджик, духовное лицо, состоявший в родстве с эмиром Бухарским. Был и кыргыз - Камчыбек Аильчибеков, бывший бек, бежавший из Памиро-Алая. Последний поддерживал связь с тогдашним ханом кыргызов афганского Памира Рахманкул-ханом.

Вторым после Кабула центром эмигрантской басмаческой активности становился приграничный  Кундуз, где с германской разведкой сотрудничали Сеид Кудратулла и Абдул Кари, а также Мухитдин-хан Тюра, Абдулла Керим Минбаши, Абдурахман Максум, Салах Кары. Они уверяли немцев, что способны в кратчайшие сроки поставить под ружьё до 70 тысяч человек. Кроме того, к басмаческим операциям якобы было готово примкнуть одно из афганских племён в Бадахшане.

Изначально хозяевами басмачества в Средней Азии, корни которого уходят ещё в начало ХХ века, - были британские спецслужбы.

Басмачество можно считать одной из форм фашизма. Что между ними общего? Первое - использование протестных настроений (для периода СССР - отрицание советской власти). Второе - формирование идеологии на основе чувства исключительности, превосходства: национального, лжерелигиозного (лжеджихад, лжегазават), кастового. Третье – использование авторитета, кумира (в басмаческом варианте - эмира, баев, беков и другой местной знати) либо исторического героя, а также религиозного знамени. Четвёртое - всесторонняя поддержка извне (деньгами, оружием, иной материальной помощью). Пятое -  методикой (война, жестокость, садизм).

Кто является хозяевами украинского фашизма? Как и 120 лет назад – англо-саксонские специальные службы. При политической, финансовой, информационной, военной, организационно-методической и прочей всесторонней поддержке западного истеблишмента.

«Басмаческая» схема для Украины выглядит так:

1. майдан – форма протеста по-нарастающей;
2. формирование идеологии исключительности народа-нации, страны, религии («тысячелетние укры», «незалежная Украина», «це Европа», лжерелигиозность и т.д.);
3. героизация прошлого («ОУН, УНА-УНСО, «батько наш Бандера» и т.д.);
4. апеллирование к авторитетам «более высокого ранга» (германский фашизм, Гитлер);
5. финансирование, современное оружие, иностранные наемники;
6. методика (война, жестокость, садизм, «евробасмачи»).

Как в современных условиях сделать нацистской целую страну в центре Европы за несколько лет?
В предыдущие годы и тем более сейчас главная ставка в сфере дестабилизации обстановки в стране и регионе делается на молодёжь. Именно молодёжь привлекают вербовщики всех мастей в свои подпольные и завуалированные сети. Молодёжь, как правило, социально более активна, пассионарна, охвачена максимализмом и пр. Именно молодёжь остро чувствует факторы социальной несправедливости в обществе, коррупцию и прочий негатив, легко подвержена влиянию со стороны – идеологическому, в том числе и лжерелигиозному.

Митинги в поддержку Украины в Бишкеке и их требования я расцениваю как начальную стадию попытки активировать споры фашизма в Кыргызстане. Считаю, что одной из первых мер борьбы с первичными проявлениями фашизма должна быть следующая: в кратчайшие сроки необходимо привести законодательство КР в соответствие с законодательством ЕАЭС, РФ в области противодействия фашизму (героизации нацизма) и фальсификации истории Великой Отечественной войны».

 

 Бактыбек Саипбаев, системный аналитик (Кыргызстан):

«В настоящее время в Западной Европе заметно активизировались правые движения и неонацистские группировки. Среди них витают идеи реванша, возрождения былого величия континентальной Европы и пересмотра итогов Второй мировой войны. Всё чаще говорят о трансформации Европейского союза в Четвёртый рейх, который будет, по замыслу коллективного Запада во главе с США, успешно противостоять экспансии Российской Федерации.

В странах Восточной Европы, входивших в Организацию Варшавского договора, после развала социалистического блока произошли радикальные изменения. Большинство из стран этого блока вошли в НАТО и Европейский союз. Правительства этих стран в основном формируют партии националистического толка.

За 30-летний период после развала СССР национализм, развивавшийся на постсоветском пространстве, в некоторых странах СНГ стал принимать ультранационалистические формы, итогом которых является этнофашизм.

Попытки ускоренного формирования наций методами этнофашизма ведут к этническим конфликтам и угрозе возникновения гражданских войн в регионе Центральной Евразии.

Что такое фашизм? Классическое определение фашизма (не потерявшее актуальности и в наши дни) видного деятеля международного коммунистического движения Георгия Димитрова: фашизм - это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала.    Фашизм - это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен- пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм - это власть самого финансового     капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и  интеллигенции. Фашизм во внешней политике - это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов.

Проще говоря, для фашизма характерна агрессивная власть финансового капитала, причём сами фашисты яростно отрицают капиталистическую сущность своей политико-экономической формации и всячески пытаются выставить её народной.                                                                                                     

Известный мыслитель, итальянский философ и писатель Умберто Эко выделил 14 главных признаков фашизма: традиционализм; неприятие модернизма и иррационализм; культ «действия ради действия», недоверие к интеллектуальному; неприятие скептицизма; ксенофобия и расизм; буржуазность, опора на средний и высший классы; национализм и одержимость теориями заговора; противоречивый образ врага - с одной стороны, он крайне могущественный и ужасный, а с другой стороны он глуп и его можно победить; милитаризм, жизнь ради войны; элитизм и презрение к слабым (элитизм - власть меньшинства, направленная в ущерб большинству); культ героизма и культ смерти; мачизм и сексизм; популизм (прямое заигрывание с широкими массами народа и раздача необоснованных обещаний с целью поднять свою популярность на политической арене); новояз.

Итальянский фашизм во главе с Бенито Муссолини пришёл к власти демократическим путём в Италии в 1922 году. Основными чертами итальянского фашизма являлись: подчинённость государству; поддержка всех государственных институтов, особенно армии; дружба с религией; отсутствие антисемитизма как идеологической доктрины и приветствие появления в искусстве модерна.

Немецкий национал-социализм (нацизм) во главе с Адольфом Гитлером пришёл к власти демократическим путём в 1933 году. Основными чертами нацизма являлись: подчинённость государства и армии НСДАП (то есть Национал-социалистической немецкой рабочей партии), презрение к религии, яркий антисемитизм, культивирование в искусстве традиционализма.

Кстати, после поражения во Второй мировой войне в Германии была проведена денацификация. Что же это такое? Ведь Россия тоже собирается провести в Украине денацификацию.

Денацификация (нем. Entnazifizierung) — это люстрация, то есть комплекс мероприятий, которые  были направлены на очищение послевоенного немецкого и австрийского общества, культуры, прессы, экономики, образования, юриспруденции и политики от влияния нацистской идеологии. 

Основные отличия нацизма от фашизма следующие:

1. Наличие в нацизме расовой теории.

Это главное и принципиальное отличие, так как расовая теория, определяя врага, в первую очередь апеллирует к его расовой принадлежности. Таким образом, она утверждает принципиальную невозможность его переубеждения или перевоспитания, и, как следствие, требует его физического уничтожения. Именно поэтому в немецком национал-социализме принципиально наличествует антисемитизм (Гитлер говорил: «Евреи со своим ростовщическим банковским процентом властвуют над Германией и поэтому их надо уничтожить»).

Ничего подобного в фашизме других европейских государств не было. В доктрине итальянского фашизма антисемитизма нет, в Италии существовала лишь бытовая ксенофобия по отношению к евреям, цыганам, арабам и прочим неитальянцам. А, например, французский фашизм даже осуждал наличие в немецком нацизме антисемитизма.

2. Культ народа в нацизме вместо культа государства в фашизме.

Для нацизма высшей ценностью был немецкий народ (как представитель арийской расы), в то время как итальянские фашисты ставили превыше всего государство как форму организации общества.

3. Антихристианский характер нацизма.

Нацисты конфликтовали с религией, особенно с католической церковью, постепенно усиливая давление на священников, в то время как при итальянских фашистах католическая церковь даже укрепила свои позиции.

Вообще, для нацизма был характерен культ оккультизма и мистицизма - главным символом немецких нацистов стала свастика. А это древний языческий знак, который встречался в культурах многих древних народов - индийских, славянских, тюркских, скандинавских и др. Лидеры нацизма увлекались восточными религиями, мистическими и оккультными ритуалами, отправляли экспедиции в Тибет для получения тайных знаний страны Шамбалы, вполне серьёзно занимались поиском Грааля.

4. Антимодернистский характер нацизма.

Немецкому нацизму были присущи культ традиции, воспевание старины и неприятие модернизма в искусстве, презрение к капиталистическому устройству мира, наступление которого тесно увязывалось с деятельностью евреев. А итальянские фашисты, наоборот, очень любили всё новое в искусстве, буквально «бредили модернизмом» и были весьма дружны с капиталистами, финансировавшими деятельность их правящей партии. Это отношение к модерну отразилось и на проведении культурной политики: в то время пока в Италии расцветал футуризм, нацисты апеллировали к классицизму и резко осуждали любые проявления «современного» искусства.

Что такое этнофашизм? Этнофашизм – это идеология или молодых этносов (например, украинцы как отдельный народ стали формироваться только с середины 19 века), или малых этносов (например, грузин во всём  мире насчитывается примерно 4 миллиона человек), проповедующих свою исключительность и навязывающих свою политическую волю большим нациям и государствам при помощи искусственно созданных мифов - например, мифа о притеснении малого этноса (тех же грузин или украинцев); мифа о неполноценности больших наций (например, русофобия). При этом в этнофашизме нет такого компонента, обязательно присутствующего в нацизме, как антисемитизм. Именно поэтому аргумент «в Украине нет нацизма или фашизма на основании того, что президентом страны стал еврей Зеленский» не работает. В украинском этнофашизме вместо антисемитизма присутствует ярая русофобия.

Этнофашизм порождён национальным олигархическим капиталом. Например, в Украине формирование нацбатальонов было осуществлено украинскими олигархами типа Коломойского или Ахметова.

Что такое национализм? Идеология национализма сама по себе не является тоталитарной. Она сформировалась в Европе в XVIII-XIX веках и отразила стремления народов, поделённых между лоскутными феодальными империями, к созданию собственных национальных государств. Направленность политики на защиту национальных интересов на международной арене вполне совместима с любым политическим режимом, в том числе и либерально-демократическим.

В то же время, как показал опыт XX века, идеология, основанная на национализме, при определённых условиях может стать основой тоталитарного режима. При этом национализм приобретает гипертрофированный характер. Он не только перестаёт отражать интересы нации, но и сводит смысл её существования к служению абстрактной национальной идее, в том числе и такими методами, которые противоречат объективным интересам народа.

Вопреки распространенному стереотипному представлению о несовместимости национализма с либерализмом, национализм XIX века был преимущественно либеральным и демократическим и часто сочетался с универсалистскими идеями нового мирового порядка, основанного на содружестве свободных и равных наций. Фактически это и есть идея интернационализма. Однако с конца 1870-х годов национальные движения в Европе вступили в новую фазу - изменились их социальный состав, методы борьбы, приёмы мобилизации; в результате национализм стал более агрессивным и враждебным к чужим народам.

Националисты новой волны тяготели к авторитаризму, рассматривали нацию не как ассоциацию свободных индивидов, а как целостный организм, в котором индивиды являются всего лишь клетками. Они ставили цели и интересы собственной нации выше интересов отдельной личности, класса, других наций и человечества в целом, и требовали безусловного подчинения личности национальным интересам.

Подобное превращение, правда, гораздо позже, претерпел и украинский национализм, возникший в середине XIX века и вначале впитавший европейские гуманистические идеи, но затем приобрётший радикальные формы и оформившийся как тезис: суть украинства – это анти-Россия.

Новый национализм, достигший наибольшего размаха после Первой мировой войны и во многом повинный в развязывании Второй Мировой Войны, исследователи называют по-разному - радикальным, крайним, шовинистическим, тоталитарным или ультранационализмом.

Ультранационализм – это высшая форма национализма, по своей сути приближающаяся к идеологии  фашизма. Если к ультранационализму ещё добавить идею национального возрождения, то это и есть фундаментальный принцип любого вида фашизма, включая и такую его крайнюю форму, как нацизм.

Ультранационалисты чаще всего хотят создания своего национального государства – что выражается в ограничении прав национальных меньшинств влиять на политику государства. Но при этом общегражданские права нацменьшинств не притесняются. То есть их представители могут избираться и быть избранными, но при  этом должны говорить только на государственном языке. Они могут свободно передвигаться, говорить в быту на своём языке, но вот вести на нём государственную документацию или, к примеру, получить национальную автономию – не могут. Классические примеры ультранационализма – Украина и Польша.

Ультранационалисты (фактически этнофашисты) выдвигают идею «высшей нации» не только в пределах своей страны, но и вообще во всём мире требуют своего признания. Например, сейчас украинцы, которые как мигранты попали в разные страны мира, требуют, чтобы с ними говорили не на русском языке, а только на украинском.

Другое определение ультранационализма — это идеология, радикальная форма национализма, отличающаяся крайним толком и обеспечивающая претворение в жизнь интересов одного государства или одного народа в противовес интересам всех остальных народов и государств.

Иными словами, ультранационализм – это крайний национализм, вера в превосходство своей нации и первостепенную важность её продвижения. Нет ничего хуже ультранационализма, который вместо единения поднимает одни нации против других и приводит к бессмысленным войнам между ними.

Таким образом, национализм молодых или малых народов на первом этапе своего развития играет вполне прогрессивную роль. Он способствует развитию своего национального языка и литературы, возрождению своих национальных обычаев и традиций, искусства и науки, и в целом всей национальной культуры.

Если национализм и далее развивается согласно естественным историческим законам, то он неизбежно приходит к мысли о ценности не только культуры своего народа, но и культур других народов. Возникает интернационализм, то есть равноправие всех национальных культур. При этом национальная культура основного этноса конкретного молодого государства имеет шанс через три-четыре поколения добиться того, что национальные меньшинства этого государства постепенно сформируют единую нацию.

Применительно к Украине это означает, что при мирном сосуществовании украинского народа с другими народами Украины (русскими, евреями, татарами, корейцами, венграми, румынами, поляками, русинами, гуцулами и др.), дети которых ходили бы в детские сады и школы, училища, институты и университеты, где учились бы и говорили на украинском языке, через 100-120 лет сформировалась бы единая украинская нация.

Однако если национализм приобретает радикальные формы, то есть переходит в ультранационализм, то появляется соблазн методами этнофашизма, то есть открытого террора и запугивания национальных меньшинств форсировать формирование единой нации. Применительно к Украине это означает, что за 30 лет украинский народ попытался насильственными методами форсированно создать единую украинскую нацию. Что привело к запугиванию гражданского населения, физическому устранению не согласных социально активных граждан, к этническим конфликтам, к войне на Донбассе.

Применительно к нашему региону важно констатировать, что в некоторых республиках развитие национализма начинает приобретать радикальные формы, а это значит, что он может привести к ультранационализму. А это, в свою очередь, неизбежно приведёт к этническим конфликтам и гражданской войне. Поэтому правителям наших молодых государств надо обязательно учитывать это обстоятельство в своей национальной политике.

Властям Кыргызстана, чтобы уберечься от этнофашизма, необходимо следовать следующим правилам:

- Внимательно относиться ко всем народам Кыргызской Республики в плане развития всех национальных культур.
- Не развивать кыргызскую национальную культуру в ущерб развитию другим национальным культурам Кыргызстана.
- Не пытаться форсировать формирование кыргызской нации.
- Постепенно развить изучение кыргызского языка во всех детских садах, школах, средних и высших учебных заведениях для детей и юношей всех национальностей Кыргызстана.
- Нельзя соглашаться на новую редакцию закона о кыргызском языке, где написано, что кыргызы - это титульная нация, что единственным государственным должен быть только кыргызский язык, что на государственные должности должны назначаться только люди, владеющие государственным кыргызским языком. Это прямой путь к этнофашизму, ведущий к этническим конфликтам, которые мы уже видим на постсоветском пространстве.

Всё должно идти естественным историческим путём, и тогда через три-четыре поколения, то есть не через 30 лет, а примерно через 90-120 лет сформируется нация».

Ольга Сухаревская, главный редактор новостного веб-сайта Stanradar - новости Центральной Азии, экс-дипломат МИД Украины:

«Сейчас в Центральной Азии наблюдаются те же тенденции, которые были на Украине в 1990-е годы. Здесь необходимо сказать, что для Украины нацизм имеет гораздо более богатую историю. Начиналось всё в период Первой мировой войны благодаря усилиям генерального штаба Австро-Венгрии, куда тогда входила Западная Украина, и польским идеологам. Уже в 1920-1930 годы существовало огромное количество нацистских организаций на Западной Украине. Это Украинская военная организация, которая впоследствии была преобразована в Организацию украинских националистов и в 1940-е годы раскололась на ОУН-Б (бандеровцы) и ОУН-М (мельниковцы). Это различные, более мелкие нацистские группировки. Украинский нацизм имеет очень разработанную теоретическую базу. Это труды Донцова, в которых открыто говорится, что украинский национализм - компиляция немецкого нацизма и итальянского фашизма с учётом украинской специфики. У нацистов была и конституция Михновского с диктатурой нацистской украинской партии – им было на что опереться.

Украинский коллаборационизм  во время Второй мировой войны был очень значителен. На Западной Украине, как многим известно, борьба с бандеровским подпольем закончилась лишь в 1954 году. Но на этом история не закончилась. Все основные идеологи «бандеровщины» и боевики оказались на Западе и боролись оттуда, входили в антибольшевистский блок народов. В США, Канаде и в Европе, особенно в Мюнхене, работали эти организации. То есть все они стали агентурой ЦРУ и использовались против Советского Союза, Советской Украины. А когда распался СССР, весь этот десант высадился сразу же на территории уже независимой Украины. Их ждали. Приехали такие одиозные личности, как жена Ярослава Стычко, автора акта о провозглашении независимости Украины 1941 года, в которой 3-й пункт гласил, что «новая Украина» будет строить новый мировой порядок вместе с Адольфом Гитлером. Приехал сын Романа Шухевича - главы УПА и одного из командиров карательной дивизии «Нахтигаль». Все эти люди явились на Украину, более того, они стали народными депутатами. Официальные украинские власти, в частности, тогдашний президент Кравчук объявили, что де-юре Украина является правопреемником УССР, а де-факто, идеологически –«Украинской Народной Республики». В 1992 году приехало правительство УНР в изгнании. Таким образом получилось, что вся идеология полностью попала под националистический дискурс.

Ещё когда существовал Советский Союз, все эти радикальные националисты организовывали так называемые «поезда дружбы» - то есть приезжали целыми поездами нацисты, которые проводили митинги, избивали коммунистов, разрушали горкомы, райкомы и реском коммунистической партии. Тогда они попали в тюрьму, потом нашли для себя занятие - участвовали во всех конфликтах, на Кавказе, в Центральной Азии на стороне местных националистов против России. В 1997 году указами Кучмы была проведена дерусификация. Это началось даже не после первого Майдана - эти гонения на русский язык начались именно тогда. Тогда же началась и фальсификация истории.

Что делали эти боевики? Они где-то приобретали боевой опыт, и первый их массовый публичный выход на улицы состоялся в 2005 году, после государственного переворота, который вершил Виктор Ющенко. И каждый год 14 октября они стали проводить так называемые марши УПА в Киеве. Параллельно при  поддержке государственных силовых структур (в частности, «Правый сектор» поддерживал бывший глава СБУ Валентин Наливайченко, а «Патриот Украины» - нынешний «Азов» поддерживал бывший министр внутренних дел Арсен Аваков) они совершенно открыто - и за границей, и на территории Украины - проводили боевую подготовку, причём очень серьёзную. Там у них была и бронетехника, и ножевой бой, и городские бои, и штурмовой альпинизм - я это всё видела, и писали мы об этом уже очень много лет назад.

 При Ющенко боевики институционализировались, вышли в политическое поле - вплоть до того, что в парламент попала откровенно нацистская партия «Свобода». Она интересна тем, что при регистрации её попытались назвать «национал-социальной партией», но Минюст был малость шокирован, и они тогда переименовались в «социал-национальную партию». И вот радикальные крылья, которые откалывались от этой «Свободы», преобразовались в «Азов». А «Правый сектор» организовала упомянутая мною Ярослава Стычко. И постоянно происходила накачка нацистской идеологии, подготовка боевиков и прочее - фактически они показали свою силу уже во время майдана 2014-го года.

Считаю совершенно необходимым отметить, что гражданская война в Донбассе возникла не случайно. Она планировалась сразу же. Уже с 1990-х годов звучало, что Крым будет украинским или безлюдным, Донбасс будет украинским или безлюдным. Я лично на митинге «Свободы» в 2011 году от одного из идеологов «Свободы» Юрия Михальчишина слышала, что они готовятся к городским боям именно в Донбассе и «накормят всех русских асфальтом». После государственного переворота 2014 года танки в Донбассе появились в марте, то есть напал именно Киев. Ещё до того как там начались митинги, протесты, до того как были провозглашены народные республики, туда уже пришли эти завоеватели, которые хотели «накормить асфальтом».

Тревожно то, что очень похожие идеологемы у центральноазиатских и украинских нацистов. Прежде всего это русофобия – преследование русского языка, закрытие русских школ, запреты русской культуры. Второе - архаизация общества, то есть апелляция к настоящей либо к  какой-то мифической древней истории народов на фоне различного религиозного сектантства. Людей принудительно загоняют в какой-то дискурс средневековья, того, чего сейчас нет и не может быть. Эта фальсификация идёт по всем направлениям. Россия и весь совместный период с Россией, с Российской империей и Советским Союзом преподносятся как колонизаторский период и на Украине, и в Центральной Азии. Далее - фальсификация истории ВОВ: «Это была не победа, это не наша война». Сейчас никто уже на Украине не называет ту войну «Великой Отечественной», даже убрали название «Вторая Мировая». Теперь это – «советско-немецкая» война, куда якобы были насильно вовлечены населяющие «советскую империю» народы.

Ещё один момент – культ так называемых борцов за свободу и независимость. В Центральной Азии наблюдается та же тенденция – культ басмачей, туркестанского легиона и прочих. Ещё одна страшная спекуляция - это «голодомор»: голод, который действительно был, преподносится как сознательный геноцид и уничтожение народов по национальному признаку. Как с этим бороться? Мы должны людям доносить свою точку зрения и не позволять НПО и нацистам продвигать свою повестку».

Мирослав Ниязов, Чрезвычайный и Полномочный Посол КР (Кыргызстан):

«Я бы хотел провести некоторую историческую параллель. Есть такое понятие, как «великодержавный шовинизм». Разновидность – «великорусский шовинизм». Это понятие сейчас забыто, но оно когда-то было и нанесло значительный вред, в том числе стало одной из причин революции 1917 года.

Когда шла Гражданская война, молодая советская власть продемонстрировала модель будущего, включавшую в себя и такое понятие, как «интернационализм». В борьбе с «белым» движением, с черносотенцами Красная Армия победила при условиях, когда явного превосходства у неё не было. Победила потому, что чётко обрисовала модель будущего государственного устройства – и понятия «равноправие», «интернационализм» широко вошли в сознание масс. Интернационализм стал той основой, базой, которая в конечном итоге позволила достаточно безболезненно создать Советский Союз. Мы стали частью огромной страны, которую представляли подлинно братские республики. А русский фашизм (или шовинизм) ведь существовал до 1940-х годов. Но Сталин и соответствующие службы до начала ВОВ подавили это движение. И если кто-то рассчитывал, что пятая колонна позволит немцам взять СССР, то она к тому времени была практически истреблена полностью. И в войне была одержана победа.

Обратите внимание – если в Первую мировую войну из Средней Азии никто не хотел защищать интересы России, то во времена Великой Отечественной войны практически безболезненно были мобилизованы представители всех союзных республик. Это создало огромнейшую силу, которая позволила не только отстоять, но и протаранить фашизм на всей территории Европы, и загнать его в логово. Интернационализм всегда имеет преимущество в том случае, когда правильно эта модель проставлена.

Сейчас все мы стали суверенными государствами. Национал-патриотические чувства никуда не уберёшь. Но именно национал-патриотизм перерастает в национализм, а потом и в шовинизм. Разве этого мы не знаем? Возьмём в пример Прибалтийские республики, Грузию, Молдову, а теперь Украину. Именно национализм и шовинизм стали источниками бед этих республик. Волна национализма и шовинизма на этом не закончилась, она будет иметь своё продолжение, будет расти в геометрической прогрессии. Гитлер к власти в Германии пришёл в 1933 году, а национализм охватил  массы уже к 1939 году.

Чем опасен национализм? Вначале он бывает малочисленным, но именно в своей агрессии, наступательности он нередко имеет успех. Он быстро охватывает сознание массы. С национализмом нужно бороться.

Что касается фейков, то больше всего их во время войн. Это доказано историей. Говорят, что сила в правде. Но достаточно ли одной правды, чтобы победить фейки? Конечно, нет. Тем более сейчас, когда информационные ресурсы стали более технологичными, более оперативными. Такой же должна быть контрпропаганда.

В годы ВОВ в беседе с Риббентропом Гитлер как-то сказал, что в случае своей победы он посадил бы Сталина в самый красивый замок в Германии и никуда бы его из него не выпускал. А вот диктора Левитана Гитлер хотел бы повесить первым. Левитана Гитлер боялся больше, чем Сталина, потому что информация, которая исходила от Левитана, могла поднять дух советских войск и подавить волю врага. В этом и сила – в слове. Именно слово может заменить целые армии. Потому совокупность всех условий для пропаганды может сыграть не менее важную роль, чем войсковые операции.

Национализм – болезнь молодых, неокрепших республик. Самоутверждение – явление, которое сопровождает все народы. Вопрос в том, в какой форме это проявляется и как бороться с этим. Кто даёт гарантии, что нечто подобное (как в Украине) не случится в других постсоветских республиках? К чему приведёт эта всеобщая «религия», которая охватывает молодежь?». 

Мурат Суюнбаев, профессор КРСУ, доцент политологии:

«В феврале 2010 года я был наблюдателем на президентских выборах в Украине. С тех пор стал более пристально наблюдать за тем, что там происходит. И стал с удивлением замечать, как быстро происходят изменения в политической элите Украины. Не может такая система, где есть влияние групп извне, называться демократической. Сейчас вроде бы она избрана по формальным процедурам – всё правильно, но, если вы посмотрите топ-100 наиболее значимых политиков Украины, там 90 процентов – неукраинцы. У меня сложилось такое ощущение, что если с государством хотят сделать что-то плохое – во главе его поставят представителя нетитульного этноса». 

 Эдил Марлис уулу, политик (Кыргызстан):

«Вернёмся к фейкам. Их впитывает, в первую очередь, низкообразованная часть общества. Давайте взглянем на наше государство. 30 лет в Кыргызстане кто проводил, финансировал реформы в сфере образования? Несколько западных организаций и государств. Где находится сейчас уровень нашего образования?! Уровень образования «сбивали» всё ниже. И вырастили поколение, впитывающее фейки как губка. Этот вопрос можно рассмотреть на примере радикализации религии. 

В исламе чётко говорится – религия через образование. Человек должен познать религию, изучая теорию. Но религию у нас сейчас познают через брошюрки в три листа. Любого дааватчи (последователя религиозного течения «Таблиги джамаат», – прим. ред. «Пикир») спросите на улице, что он читал. Он скажет – две-три брошюрки. Кем они написаны, он даже не знает. Но при этом распространяет эти знания. 

Информацию о религии наши граждане так же получают посредством интернета. В основном – через ютуб-каналы. Какой-то имам, какой-то якобы шейх в арабском государстве (неизвестно, кто он на самом деле) что-то сказал. И всё – эти слова воспринимают как канон ислама. Происходит это потому, что люди мало читают. Так фейки и распространяются. Выход один -  повышать уровень образования в стране. В интересах и под контролем нашего государства».

По итогам дискуссии участники круглого стола выработали следующие предложения и рекомендации:

- инициировать повторное внесение в Жогорку Кенеш КР проекта закона «О недопустимости действий по реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников»;

- внести в Закон КР «О некоммерческих организациях» поправки о государственно-частном финансировании неправительственных и некоммерческих организаций в Кыргызстане (по примеру США);

- допускать отправку выпускников средних учебных заведений за рубеж для получения религиозного образования только после получения ими начального религиозного образования в Кыргызстане.

 Пресс-служба дискуссионного клуба «Пикир»

(Материал будет дополнен)