ЕАЭС в новых геополитических реалиях: контуры будущего стратегического партнёрства

23 марта в Бишкеке на площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошёл круглый стол на тему: «ЕАЭС в новых геополитических реалиях: контуры будущего стратегического партнёрства». 

В мероприятии приняли участие министр экономики и коммерции Кыргызской Республики, экономисты, политики, политические консультанты, эксперты по вопросам безопасности, общественные деятели Кыргызстана, России, Беларуси и Казахстана, а также студенты  Международного университета Кыргызской Республики.

В ходе дискуссии эксперты обсудили причины, побудившие Россию к проведению специальной военной операции на Украине в плане глобального переустройства мировой системы, цели, задачи и последствия операции; формы и методы информационной войны в отношении России и её союзников в связи с проведением спецоперации; позицию и роль стран мира в новой геополитической реальности; перспективы преодоления санкционного кризиса для стран ЕАЭС и интеграции в новых экстремальных условиях.

Основные тезисы выступлений:

 Данияр Амангельдиев, министр экономики и коммерции КР:

«Спасибо клубу «Пикир» за приглашение и возможность презентовать экономическую программу по антикризисным мерам, которую мы предлагаем для реализации. Буквально завтра кабинетом министров будет одобрен данный план мер. Думаю, смена режимов в стране закончилась, и эта политическая турбулентность должна уже перейти в стадию экономического роста.

Опыт преодоления именно кризисных ситуаций в экономике у нас уже есть. Мы пережили не только кризис политический, но и несколько мировых кризисов. Кризис в период пандемии COVID-19 наложил отпечаток на экономический рост – было впервые за годы независимости Кыргызстана сильное - 8,5% - падение экономики. В 2021 году был уже положительный тренд – порядка 3,5% роста экономики. В план действий правительства, рассчитанный  на 2022-2026 годы, были заложены конкретные меры, уже «сшитые» с финансами. Мы с вами проходили очень много программ, но, к сожалению, те программы не были привязаны к финансам. Любая турбулентность в экономике зависит от того, сколько те или иные государства могут влить средств для того, чтобы стабилизировать ситуацию, и насколько затяжным будет кризис.

Конечно, мы сторонники того, чтобы конфликт, о котором мы сегодня говорим, закончился скорее. Желательно, чтобы он закончился мирным урегулированием данного вопроса, потому санкции против РФ, принятые США и ЕС, очень сильно отражаются на малых экономиках. Сегодня мы с вами становимся свидетелями дефицита продовольствия, возникающего в неподготовленных государствах, которые не ожидали такого влияния событий на их продовольственную безопасность. В Кыргызстане же ещё до этого был антикризисный план правительства, подготовленный в рамках преодоления последствий COVID-19, а также план, который был заложен на 2022 год. В этих планах, конечно, такого стечения обстоятельств не было – предполагалось в постковидный период восстанавливать экономику, наращивать производственный потенциал для того, чтобы мы могли выйти в положительный тренд в сельском хозяйстве, строительстве. Поэтому основной упор со стороны правительства был сделан на обеспечение продовольственной безопасности, увеличение посевных площадей, улучшение семенного фонда.

Думаю, эти меры были приняты своевременно, и уже в начале 2022 года имело место первое финансирование из того объёма финансовых ресурсов, который был заложен в конце 2021 года. Был заложен некий предел прочности, который позволил финансировать мероприятия уже в первом квартале – с первых дней нового года. Соответственно, удалось уже подготовить ирригационную систему, заключить контракты по доставке семенного материала, по удобрениям, ГСМ. Есть финансовый ресурс для того, чтобы обеспечить поддержку предпринимателей.

Кроме того, принимается ряд мер по продовольственной безопасности. В целом на все эти мероприятия уже предусмотрено порядка 100 миллиардов сомов – это ¼ часть бюджета.  Изначально она должна была быть направлена на то, чтобы обеспечить экономический рост, но сейчас мы намерены не допустить того, чтобы наша экономика сильно просела. Приняты все меры для того, чтобы обеспечить наличие продовольственных товаров на рынках.

Мы с вами буквально неделю назад были свидетелями панических настроений – граждане почему-то решили, что продукты закончилось, нужно скупать всё! Нам удалось всё выровнять, всех обеспечить, показать все запасы, которые есть у страны. 17 марта прошло заседание ЕЭК, в рамках которого были приняты срочные меры по преодолению тех санкций, которые были наложены со стороны США и стран Европы и которые не могут не влиять и на нашу экономику.

Сейчас кабинет министров прилагает максимум усилий. Единственное – никто не знает глубины этого кризиса и сколько он продолжится. На сегодняшний день, в принципе,  золотовалютный резерв может обеспечивать наши экспертные и импортные операции по потребности в валюте. Думаю, что сейчас такая потребность будет ограничена. Будет принято решение во взаимной торговле по переводу расчётов. В рублёвой зоне – рынок сырья, бензиновая группа нефтепродуктов, зерно и изделия из зерна. В складывающихся условиях, думаю, каждая страна будет прикладывать максимум усилий, чтобы минимизировать последствия и давление на свою национальную валюту. Сегодня принимаются экстренные решения по обнулению ставок НДС, импортных, экспортных пошлин».

 Никита Мендкович, глава Евразийского аналитического клуба (Россия):

«Оценка нынешнего санкционного кризиса очень затруднена прежде всего тем, что он проходит на фоне информационной войны, которая сейчас ведётся против России.  Косвенным её объектом являются, в том числе, и страны Центральной Азии. Один из ключевых тезисов наших противников, которые доводятся через мировые СМИ, через социальные сети, через специально созданные площадки – это как раз-таки якобы негативные влияния санкций. Наших партнёров пытаются убедить в том, что Россия уже не та, что будут скоро какие-то проблемы и что нужно разбегаться, дистанцироваться и т.д. Не буду сейчас оперировать какими-то нравственными категориями, хотя один мой знакомый высказывал довольно глубокую мысль. Он говорил, что когда был молод, крик «Наших бьют!» означал, что нужно собираться. А когда он постарел, этот возглас стали трактовать в том смысле, что нужно разбегаться. Я, видимо, ещё недостаточно старый, поэтому и придерживаюсь мнения, что при угрозе нужно сплачиваться

Перейдём к практическим моментам. Если отбросить откровенно пропагандистские материалы, которые просто берут с потолка, мы имеем ряд прогнозов того, как санкции будут сказываться на ВВП России. Усреднённый прогноз от Sachs и других рейтинговых агентств говорит о падении ВВП в течение 2022 года от 6 до 10%. Это весьма максималистские оценки, поскольку они подразумевают то, что санкции просуществуют неопределённо долгий срок. То есть, что ни в этом году, ни в следующем году никаких изменений не будет. Я в последнее время по ряду причин очень много общаюсь с местным бизнесом в России, в том числе с представителями иностранных компаний. Они исходят из того, что в ближайшие несколько месяцев санкции либо будут сняты, либо будут выработаны обходные пути, и никто этим путям особо помешать не сможет.  Подчеркну, речь идёт и о представителях западных корпораций, и иностранных гражданах, и о представителях нашего банковского сектора, которые, исходя из этого, например, планируют программу процентных ставок. Насколько верны эти инсайды – конечно, большой вопрос, но своя логика в них есть. Из-за информационной войны, скорее всего, многие из вас этого не замечают, но сейчас сильную рецессию внезапно начала переживать в первую очередь не Россия, а страны Европы, которые несут на себе основное бремя санкций.

Поясню: в России сейчас потери от блокировки кредитов «отбиваются» за счёт высоких цен на нефть, газ и другие экспортные товары. У Европы же такой возможности нет, они наоборот сталкиваются с косвенными последствиями своих санкций и высоких цен на энергоресурсы. Там дошло уже до достаточно серьёзных социальных проблем – например, несколько дней назад в Мадриде прошли массовые манифестации численностью 150 тысяч человек - это протестовали фермеры, которые столкнулись с угрозой банкротства своих хозяйств из-за остановки экспорта удобрений из России. Да, представьте, Россия имеет сильную химическую промышленность и является одним из ключевых мировых экспортеров удобрений.

Что нам со всем этим делать?

Первое - даже если мы принимаем на веру негативный сценарий… Подчеркну: в бизнесе 80-90% из  тех, с кем я беседовал, его не принимают. Они говорят: через два-три, максимум четыре месяца будут изменения... Но хорошо, принимаем негативный сценарий. Сейчас происходят достаточно существенные изменения общего евразийского рынка, к нему, думаю, по итогам спецоперации присоединится Украина. На текущий момент ВВП Украины составляет примерно те самые 10% от российского ВВП. Даже с учётом разрушений, которые промышленность понесёт в ходе боевых действий, ситуация довольно очевидная. Возможно, максимальное сокращение рынка от санкций будет компенсировано расширением за счёт Украины.

Второй момент, касающийся уже стран Центральной Азии.  Давайте отойдём от абстрактных разговоров о ВВП, миллиардах и триллионах. На текущий момент в Москве жизнь не хочет останавливаться вопреки всем санкциям. Внезапно от санкций испытывают проблемы офисы западных компаний, западные посольства и корпункты. Санкции блокируют переводы денег в Россию или их под угрозой санкций сейчас многие банки замораживают даже без формального запрета. Я сейчас регулярно встречаюсь со многими представителями этих  структур, скажем так, никто из них не планирует уезжать на родину. Они сами - представители иностранных государств, включая дипломатов и корреспондентов - ищут обходные пути для перевода денег. Самая простая схема - создание дочерних структур в странах ЕАЭС, с которыми у нас единый кредитный рынок, чтобы деньги, грубо говоря, из США переходили туда. Например, на дочернюю компанию, созданную в Бишкеке. А из Бишкека эти деньги переводились бы в Россию - чтобы оплачивать труд посольского персонала, корреспондентов и другие накладные расходы.

Вполне логично, что в данных условиях Кыргызстан и вообще страны ЦА не должны, как советуют представители либерального экспертного лагеря, накрываться простыней и ползти на кладбище. Наверное, нужно просто подумать и пытаться заработать, пока есть такая возможность. Тем более что (если воплотится оптимистичный сценарий большинства бизнесменов) это окно возможностей будет открыто всего лишь несколько месяцев.

Здесь должны действовать и бизнес (прежде всего, банковский), и правительства региона, которые могли бы создать облегчённый режим для создания на территории ЕАЭС дочерних компаний, структур или, как минимум, для открытия таких вот прокси-счетов для перевода денег. Это вполне реальный сценарий. Подчеркну: либеральные эксперты   очень активно запугивают представителей бизнеса какими-то вторичными санкциями, но это либо от некомпетентности, либо просто монотонное зачитывание методичек из посольств США. Официальных санкций по массе направлений нет, есть ТЕЛЕФОННОЕ ПРАВО. То есть в крупные корпорации, в банки позвонили, скажем, из Белого дома и сказали, что с Россией сейчас не надо работать. Формального запрета нет, поэтому никаких вторичных санкций здесь быть не может. Неужели вы думаете, что ЕС введёт санкции за то, что посольства стран ЕС переводят деньги через Кыргызстан в Москву? Не смешите! Они не будут вводить санкции против самих себя.

Поэтому сейчас есть определённое окно возможностей – например, для создания тех самых прокси-счетов. Но для этого оказывать содействие должно государство – например, ввести какой-то временный режим на создание подобных дочерних структур, а банковский или юридический секторы должны начать предоставлять некий вид услуг по быстрой реализации подобных схем. Поскольку очень многие представители европейского бизнеса в России не работали ни в Кыргызстане, ни в Казахстане, они вообще не представляют себе, что это за страны и как с ними надо иметь дело. Поэтому здесь крайне важно иметь готовое предложение на рынке, чтобы пусть и на несколько месяцев, но заработать на этом денежном потоке.

Помимо этого есть следующие моменты. Первое: возможен выход Кыргызстана и других стран региона на рынок России с дополнительными товарами, прежде всего с тканями для мебели - сейчас данная номенклатура ввозится из Европы. Есть возможность перехватить этот рынок. Опять-таки речь идёт о правительстве и крупном бизнесе, которые должны создавать площадки, пока есть на рынке такая пауза. Не знаем, сколько она продлится, но нужно использовать эту возможность. Помимо этого можно решать вопросы с экспортом рабочей силы. Вопреки заявленному уходу из России ряда торговых сетей и общепита на практике они будут продолжать работать - просто  под новыми марками. Поэтому здесь рабочие руки будут востребованы. Более того, к строительному рынку России, уверен, сейчас подключится Украина, там потребуются большие восстановительные работы - и здесь уже нужно серьёзно подумать о том, чтобы экспортировать туда своих рабочих – естественно, после окончания боевых действий.

Важна работа - правительства, в первую очередь, крупного бизнеса, во вторую - по учёту тех возможностей, которые сейчас открываются для Центральной Азии в период санкционного кризиса. И эти возможности нужно не только найти, но и освоить в кратчайший промежуток времени. Счёт идет на месяцы, прибыль оценивается десятками миллионов – и с этим  нужно уметь работать. Повторю: не накрываться простыней и готовиться умирать, а стараться заработать для себя и для своих граждан».

 Женишбек Байгуттиев, экс-министр экономического регулирования КР (Кыргызстан):

«В Кыргызстане есть силы, требующие выхода страны из ЕАЭС и ОДКБ. Подобная инициатива на самом деле не имеет никаких перспектив.

Во-первых, с точки зрения безопасности. К сожалению, несмотря на то, что мы купили у Турции беспилотные летательные аппараты «Байрактар», комплексно наш вопрос безопасности сегодня не решён. У нас нет полноценной авиации, фактически нет систем ПВО, и сегодня наша безопасность в большей степени обеспечивается Кантской авиабазой, а также героизмом наших Вооружённых сил, чего у нас в избытке. Если говорить о технической оснащённости, то здесь очень много вопросов.

Что же нам сегодня сулит выход из ЕАЭС в плане экономики? Приведу статистику. Сегодня 56% нашего внешнеторгового оборота приходится на страны СНГ. Из них 47% -это ЕАЭС. Из них 31, 6%  - Россия и 14% - Казахстан, 9% - Узбекистан. На Азию у нас приходится 31%, из них 21% - это Китай, порядка 4,8% - Турция. На Европу приходится не больше  9% - это в основном потребительские товары и подержанные машины. Всего лишь 2,5% приходится на Америку, из них 0,7% - на Канаду (это, так сказать, эхо прошлых лет, когда у нас работал «Кумтор»).

Таким образом, можно сказать, что в нашем внешнеторговом обороте Запада по сути нет.  Поэтому альтернативы ЕАЭС, который здесь сегодня занимает львиную долю, не существует. Есть и такой важный момент - почти все страны мира, торгующие с Кыргызстаном, предлагают готовый продукт, на который мы добавленную стоимость никак не можем добавить. Только торговые сети могут что-то добавить, но это, как вы понимаете, совсем другой вопрос. Единственные страны, которые с нами торгуют сырьём, - это страны ЕАЭС. Только работая с ними, мы можем получить добавленную стоимость. Это то, что может способствовать импортозамещению и экспорту.

 Для Кыргызстана очень важен момент, на который я посоветовал бы обратить внимание: сегодня у нас почти нет генерации электроэнергии. В себестоимость любого товара заложена электроэнергия. Мы используем всего лишь 10% своего энергопотенциала, но ежегодно у нас растёт потребление на 3-4%. Сегодня мы превратились в нетто-импортёров электроэнергии в условиях нехватки поливной воды, маловодных циклов. Откуда мы можем импортировать электроэнергию? К сожалению, у нас очень сложные отношения с Казахстаном, и импорт электроэнергии из Казахстана получается исключительно в обмен на воду, а нам необходимо воду накапливать. Мы не можем брать электроэнергию из Узбекистана, у нас достаточно сложные, на уровне конфликта, отношения с Таджикистаном. Нам необходим импорт электроэнергии из России. Насколько успешно нам это удастся осуществить, будет говорить о наших возможностях роста экономики.

Если говорить в целом о том, чего мы ждём от России, то я не совсем согласен с тем, что у нас возникает  окно возможностей в связи с экспортом наших трудовых ресурсов и в Россию, и на Украину. Да, действительно в России сегодня открываются рынки в связи с уходом зарубежных компаний, которые испытывают колоссальное давление от своего правительства и вынуждены уходить, но я бы не хотел, чтобы на нашу республику смотрели исключительно через призму поставки трудовых ресурсов. Нет, мы должны создавать у себя рынок, и надеемся, что нам в этом смысле помогут. Я бы сказал, что есть определённые проблемы в самом ЕАЭС. Они на самом деле все решаемы, я их перечислю.

Развитие ЕАЭС, исходя из регулирующих нормативов и программ, приводит к тому, что в целом, несмотря на позитивные результаты, происходит разделение центров и периферий. Это видно на примере самой России и Казахстана, это ощущается у нас в Кыргызстане. Может быть, такая тенденция меньше ощущается в Беларуси, но это вследствие того, что она всесторонне интегрирована с Россией и последние, большие кредиты, которые были выданы Беларуси, на сегодня пролонгированы на 5-6 лет. И эта тенденция между центром и периферией, к сожалению, не решается. Наша страна нуждается и в технологиях, и в инвестициях - и сегодня это одна из самых насущных проблем, которые мы испытываем. Конечно, мы не должны исходить только из иждивенческих настроений и требовать, чтобы Россия нас заваливала деньгами. Но, тем не менее, Россия получает 85% расщепления, мы - 1,9% , Казахстан - ближе к 7%, и 4,8% получает Беларусь, 1,22% получает Армения. То есть роль России как локомотива очень большая, и мне кажется, что мы от России должны ждать прежде всего новых систем координат. В этих новых условиях должны выстраиваться новые взаимоотношения и, на самом деле, реальная интеграция. Наши экономические реалии будут такими, что мы будем развивать рынок и будем выстраивать новую систему координат, в которой роль доллара будет меньше. Нам действительно нужна своя резервная валюта, её не так просто ввести, потому что, например, Кыргызстан – это на ¾  импорт и всего лишь четверть экспорт. Необходимо созидание и в рамках ЕАЭС, и - когда Китай будет к этому готов - создание общей мировой резервной валюты, возможно, в том числе в рамках ШОС».

 Дмитрий Беляков, директор Центра «Системная правозащита», китаист (Беларусь):

«В первую очередь жертвами широкомасштабной информационной войны сейчас становятся люди с отсутствием критического мышления. Люди, у которых мало опыта – это, конечно же, молодёжь, которая подвержена различным психоэмоциональным воздействиям.  И здесь очень значительна роль вот таких мероприятий, который проводит клуб «Пикир», приглашая экспертов и разъясняя позицию.

Что нужно понимать, исходя, например, из оценок прогнозов развития Беларуси, Кыргызстана, Казахстана? Дело в том, что положение России (кто бы как его ни описывал) - не плачевное. Наоборот, Россия по своему потенциалу является одним из немногих государств, которое может выдержать фактически любую изоляцию - в отличие от европейских «партнёров» и даже от КНР. Полагаю, через квартал или даже раньше большинство компаний, которые сейчас отказываются от российского рынка, под тем или иным предлогом вернутся в Россию, это в их собственных интересах. Ведь галопирующая инфляция и многие другие проблемы как Соединённым Штатам, так и странам ЕС гарантированы.

Теперь обратимся к Китаю. Чтобы анализировать, как будет действовать эта страна, нужно понимать: Китай - это партнёр, который всегда будет действовать в своих собственных интересах. В нынешней ситуации у Китая нет шансов избежать противодействия с США. А если Китай ввязывается или уже ввязался в противоборство с США, то единственным его союзником, который прикрывает его фактически с тылу, является Россия.

Китай сейчас находится на перепутье. Многие китаисты согласятся с тем, что китайское общество не вполне монолитно. В стране есть векторы силы, которые ориентированы на США. Обострилась внутриполитическая борьба. Обостряются отношения с Японией, с Индией, соседний Пакистан - весьма нестабильное государство. И вот в этом треугольнике во многом будет решаться будущее мировой экономики, потому что конфликта на Украине недостаточно для переформатирования мировой финансовой системы. Где-то полыхнёт ещё. События будут перемещаться в Азию, а США будет концентрировать свои интересы, силы, ресурсы, конечно, на ограничении Китая. Китаю для самостоятельного развития необходим контроль над тремя элементами - энергетикой, рынками сбыта и логистикой. Очень много энергоресурсов Китай  получает с Аравийского полуострова, из Африки и России. От Аравийского полуострова и Африки Китай могут отсечь через морское сообщение. Остаётся северный морской путь и российские порты.

Относительно перспектив развития ЕАЭС. Сейчас для Союза открывается окно возможностей, в том числе и для наших маленьких республик – Беларуси и Кыргызстана. Полагаю, что сейчас со стороны российско-китайской торговли достаточно серьёзные преференции может получить Кыргызстан как логистический хаб».

 Максим Казначеев, независимый политический консультант (Казахстан):

«Если говорить о мотивах участия России в специальной военной операции на территории Украины, то из Казахстана ситуация видится следующим образом. Примерно в ноябре прошлого года стало очевидным, что Запад не готов удовлетворять требования Российской Федерации по, скажем так, очерчиванию сфер влияния в Большой Евразии. И начиная с ноября-декабря в казахстанском экспертном сообществе уже обсуждались различного рода сценарии проведения военной операции на территории Украины. То есть для Казахстана не было неожиданностью само начало проведения спецоперации. Что стало неожиданным – так это масштаб ведения военных действий, которые охватили практически десять областей Украины. Мы исходили из того, что, скорее всего, военные действия затронут только Донецкую и Луганскую области в пределах их административных границ. Это ключевой момент, который для казахстанского экспертного сообщества стал достаточно неожиданным.

Если говорить о формах и методах информационной войны в отношении России, то применительно к Казахстану необходимо констатировать: из-за неожиданности начала спецоперации российские СМИ не успели подготовить здесь общественное мнение достаточным образом. А сейчас мы фиксируем постепенное увеличение информационных потоков, в первую очередь, в социальных сетях. Но говорить о выравнивании разных точек зрения пока не приходится. То есть пока западная антироссийская позиция в казахстанском сегменте соцсетей преобладает.

Какова может быть роль Казахстана в урегулировании ситуации вокруг Украины? Официальные власти Казахстана уже вышли с предложением о посредничестве. Но необходимо делать скидку на то, что сама политическая элита Казахстана сейчас находится в разбалансированном состоянии после январских событий, попытки госпереворота. Сомневаюсь, что Казахстан в текущей ситуации может выступать в качестве более-менее эффективного посредника. Сначала Акорде необходимо решить внутренние проблемы, связанные с переформатированием всей внутренней политики и, самое главное, перезагрузкой социально-экономического блока. Только после того, как эти процессы будут завершены, мы сможем выступать с какими-либо инициативами по посредничеству.

Смогут ли союзники по ЕАЭС справиться с санкциями коллективного Запада? Необходимо отметить, что как таковых санкций в отношении Евразийского союза не введено – под санкционным давлением находятся Беларусь и Россия. Все остальные страны-участницы, в принципе, могут выступать в качестве своеобразных экономических посредников. Другое дело, что коллективный Запад будет оказывать давление с целью ограничения возможных обходных мер, которые могли быть приняты Казахстаном, Кыргызстаном или Арменией. В этом смысле сейчас, по прошествии всего лишь четырёх недель после начала конфликта, сложно говорить о каких-то конкретных инициативах. Думаю, необходимо подождать больший промежуток времени, посмотреть, какие реальные экономические сегменты будут проседать, и только после этого принимать решения по введению неких ответных контрсанкций либо по перепрофилированию внешнеторговых экономических потоков.   

Какие меры могли бы быть приняты для обеспечения экономической и военно-политической безопасности? Очевидно, что сейчас всем странам ЕАЭС необходимо делать товарные запасы топлива, продовольствия и наиболее востребованных лекарств. Ведь в ситуации разрушения логистических цепочек мы можем столкнуться с дефицитом  тех или иных товаров первой необходимости. Казахстаном первые шаги в этом направлении были сделаны уже в январе, когда президент Токаев на фоне разворачивающейся попытки госпереворота предпринял инициативу по замораживанию цен на топливо и товары первой необходимости. Сразу после этого правительство начало работать над созданием товарных запасов. Понятно, что полностью эта работа не закончена, но, думаю, ближе к маю – началу июня подобного рода запасы уже будут оформлены. Второе ключевое направление – обеспечение продовольственной безопасности на среднесрочную перспективу. Страны ЕАЭС могли бы скоординировать свои действия в агропромышленном и топливном секторах с тем, чтобы использовать начинающуюся посевную кампанию максимально эффективно. Как представляется, в 2022 году в ЕАЭС в принципе не должно остаться необработанных земель сельхозназначения. Это принципиально важный вопрос, от которого зависит продовольственная безопасность не только стран, входящих в Союз, но и очень важных внешнеэкономических партнёров, в первую очередь на Ближнем Востоке и в Северной Африке».

 Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия «Восток-Запад» (Кыргызстан):

«Главные проблемы, стоящие сегодня перед Кыргызстаном, это: мелкотоварное производство, переизбыток неквалифицированной рабочей силы, отсутствие квалифицированных кадров для промышленности и сельского хозяйства, зависимость государства от иностранной финансовой помощи. Поэтому сегодняшний Кыргызстан способен развиваться только в формате кооперации, а не конкуренции.

Все ключевые страны-производители в мире - Китай, Индия, Пакистан, Бразилия, Иран (а это более 3 миллиардов населения Земли) - заключили долговременные экономические и военные союзы с Россией. При условии долговременного и взаимовыгодного сотрудничества между ними любые рестрикции Запада будут блокированы полностью.

Первоначальной задачей становится выстраивание новых логистических связей между ЕАЭС и этими странами. Кыргызстан как часть евразийского партнёрства будет играть в этих процессах немаловажную роль. Для страны в этих условиях открывается реальное окно возможностей».

 

Леонид Крутаков, политолог, доцент Финансового университета при правительстве РФ  (Россия):

«Возможности, наверное, появились, но я хотел бы сосредоточиться на рисках и угрозах, которые уже очевидны. Возможен ли возврат назад – в ту систему, в которой мы жили ещё недавно – в систему взаиморасчётов? На мой взгляд, назад мы уже не откатимся. Девальвация всех мировых сбережений, которую США провели после 2008 года, не открутить. Экспроприацию золотовалютных резервов, которая была ранее в Ливии, Афганистане, а теперь и в России – тоже просто так не забудешь. То есть прецедент создан. Мы понимаем, если мы живём в долларовой экономике – значит, и расчёты ведём в долларах. И в любой момент нас могут обчистить – забрать все наши сбережения, забрать наши потенциалы роста, лишить нас инвестиционных возможностей. Это, на мой взгляд, главная угроза. И об этом нужно говорить. Говорили о прокси-счетах всевозможных, но это же оффшорная система, которая существовала для теневой проводки финансов в условиях биполярия. Оффшоры существовали по английскому праву, но при этом они были финансово непрозрачны для контроля. Как мы знаем, и после атаки на башню ВТЦ была проведена глобальная антиоффшорная кампания – счета были вскрыты, и каждый доллар находится под контролем.

Да, раздаётся треск долларовой системы: Беларусь с Россией ведут переговоры о переводе расчетов за энергетику в рубли, Саудовская Аравия ведёт переговоры с Китаем о продаже нефти в юанях, ОАЭ с Индией – в рупиях. Но нельзя работать в разных национальных финансовых единицах, не имея механизм корреляции. Если мы понимаем, что мировая финансовая система рушится, значит, нам придётся пройти через какой-то колоссальный спад. Может, нам придётся перейти на период бартеров, как это было в 1990-е – т.е. прямых товарных обменов или прокси-обменов.

На мой взгляд, любая модель (если мы говорим о ЕАЭС) должна начинаться с создания независимой системы взаиморасчётов, потому что это - и система сбережений, и инвестиционная модель, которая базируется на сбережениях и на кредите. Как пример – ЕС: когда создали организацию, создали и евро. Но при этом все потуги и желания создать из евро вторую резервную валюту фактически потерпели крах, потому что евро сегодня – дериватив доллара по-любому. Но, если взять ЕС как конструкт, то евро – единственная институциональная вещь, которая сохраняет их единство союза: убери евро – ЕС просто разбежится, настолько противоположны интересы. Это с виду такой красивый гриб в лесу, но на самом деле он рыхлый и червивый. Общий долг, общие кредиты не дают странам ЕС разорвать их отношения.

На мой взгляд, это действительно является ключевым выбором. И нужно думать о создании такой системы взаиморасчётов уже сейчас. Нельзя считать, что всё вернётся назад. Надо понимать, что рост на долларах закончился. Доступ восточным странам – и России – к западным ТНК закончился. Нас больше не впустят в тот капитал. Мы для них враги политические. И они хотят решения принимать сами. Если мы не выработаем системы взаиморасчётов, ЕАЭС останется политической декларацией. Как я вижу этот процесс? Понятно, ШОС является более ёмким, жизнеспособным объединением. Если говорить о будущем биполярии, то это будут условные Запад и Восток – тот, что в рамках ШОС. У ЕАЭС, если страны бывшего СССР будут поодиночке входить туда, условия будут менее выгодные для каждой. Если мы консолидируем общее понимание, общие цели (а любая валюта начинается с выработки общих целей) и выработаем общую систему взаиморасчётов, тогда в ШОСе мы будем выступать единым субъектом, который будет диктовать свои условия, как минимум на уровне Китая. Поодиночке нас скупят за копейки».

 Нурлан Досалиев, эксперт по вопросам региональной безопасности (Кыргызстан):

«Хочу вначале напомнить о вкладе кыргызстанцев в Победу 1945 года. На начало 1941 года численность населения республики составляла, по оценкам, 1 миллион 588 тысяч человек, к началу 1946 года оно сократилось до 1 миллиона 457 тысяч человек. В действующую армию Кыргызстан направил более 360 тысяч человек или каждого четвертого жителя республики. За годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза удостоены 73 кыргызстанца, кавалерами Орденов Славы трёх степеней стали 29 кыргызстанцев. При этом фашистская пропаганда, например, в Италии подчёркивала: «На Востоке вам предстоит бороться с русскими, евреями и киргизами….». И история повторяется!

Главный вопрос сегодняшнего дня: что происходит сейчас на территории Украины? Идёт специальная военная операция Вооружённых сил Российской Федерации. Но по ряду объективных показателей очевидно, что имеет место начальная фаза мировой войны с применением гибридных форм и методов. Информационная война со стороны коллективного Запада перешла в стадию пропагандистской войны, что характерно именно для периода войны.

Война де-факто объявлена всем нам - Российской Федерации и странам ЕАЭС. Существенной её особенностью является использование США биологического оружия (биолаборатории США на территории Украины и других стран вокруг России - а это прифронтовая полоса - ведут программы работы с боевыми штаммами опасных заболеваний). Необходимо знать, что биологическое оружие никогда не бывает оборонительным, оно всегда имеет наступательный характер.

Основным стержнем биологических боевых программ США является их генетическая направленность, которая выражается в избирательном поражении народов (наций, групп людей и пр.). В данном случае биопрограммы США направлены на уничтожение русского народа, в связи с чем США нацеливают боевые бактерии и вирусы на поражение людей, обладающих гаплогруппой R1a1 – это гаплогруппа нынешнего русского народа (в «теле» данного народа – её около 50%).

Однако данная гаплогруппа имеется также у народа Украины (ещё выше, чем у русских, около 55 %). Получается, что сам украинский народ находится в заложниках американской военщины, играя роль пушечного мяса. В случае применения биологического оружия со стороны США погибнут не только простые украинцы, но прежде всего военнослужащие ВСУ, находящиеся на переднем крае, а также батальоны «Азов», «Айдар» и прочие формирования нацистов. Понимают ли все они это? А также то, что именно ВС России, против которых они воюют, на самом деле спасают их и их родных от возможного массового истребления?

При рассмотрении места и роли Кыргызстана в нынешней мировой реальности главной сенсацией является то, что согласно исследованиям признанных экспертов международного уровня (академик Клесов А.А. и др.), гаплогруппа R1a1, кроме современных славянских народов, распространена в Средней Азии непосредственно у кыргызов. Где имеет максимальное значение - до 70 процентов!

Это означает, что кыргызы так же, как и славяне (русские, украинцы, а кроме того, чехи, словаки, поляки – жители стран - новых членов НАТО), а, возможно, и в большей степени являются целью биологического оружия США.

Таким образом, выступления местных прозападных структур, критикующих РФ и её Вооружённые силы за спецоперацию на Украине, лишены всякого смысла и логики - ведь сами активисты являются носителями славянской (учёные говорят – арийской)  гаплогруппы. Можно сказать, что все сотрудники этих структур являются просто пушечным мясом для их хозяев из США».


  •  Мирослав Ниязов, Чрезвычайный и Полномочный Посол КР (Кыргызстан):

«С началом военной спецоперации образовалось много информационной «пены». Говорят, что это агрессия со стороны России, Запад включил все свои информационные педали… Правильно ли сделала Россия, что вошла на территорию Украины? Я бы хотел обратить внимание на то, что важно ответить на вопрос: эта войсковая операция носит наступательный или всё же оборонительный характер? Ответ на этот вопрос, мне кажется, раскроет глаза на то, что же всё-таки происходит в Украине.

Считаю, что происходящее сейчас - это просто неизбежность. Запад самым откровенным образом подбрасывал дрова, а может, даже подливал керосин в костёр, который уже горел на Украине, снабжал оружием, финансами Украину. И было совершенно очевидно, что рано или поздно неизбежно наступление Украины на Донецк, Донбасс с последующим выходом на Крым. Запад стравливал две страны, а Украина - это тот очаг, который всегда держал бы Россию в каком-то напряжении и всё время представлял бы собой угрозу.

Любое государственное строительство предполагает обеспечение собственной безопасности. Безопасность в любом государстве - это ключевое слово, речь идёт не только о военной или пограничной безопасности, существуют целые системы - продовольственной, торговой, топливно-энергетической, санитарной, медицинской безопасности. Из этих систем и выстраивается государство. Россия имеет тысячелетнюю историю, она не раз подвергалась агрессии со стороны других государств - это не только Наполеон, не только Гитлер, до этого были и шведы, и поляки, и немцы, и англичане - все пытались оторвать кусок от России. Кому как не России сегодня понимать, что же такое безопасность? Поэтому в рамках вот этой безопасности Россия принимает все меры к тому, чтобы создать условия для себя и для тех союзников, которые ориентированы на Россию. В частности Кыргызстан ориентирован на Россию, самый большой торговый оборот у нас всё-таки с Россией, потом с Китаем и с другими странами. Миллион наших граждан сегодня в трудовой миграции находятся на территории России.

Поэтому Россия была и остаётся нашим желанным партнёром. Говорят: «Старый друг лучше новых двух». И старый друг сегодня нуждается в поддержке. Кому-то может показаться, что весь мир считает Россию агрессором. Это совершенно не так, это ложное представление или кому-то просто хочется видеть, что Россия - изгой, напавший на Украину. Но на самом-то деле сегодня все континенты планеты внимательно и напряжённо наблюдают за тем, что происходит на Украине. После результатам того, что произойдёт на Украине, произойдут изменения и в миропорядке. После распада Советского Союза Америка почувствовала себя единственным хозяином, который должен восстанавливать миропорядок, как ему хочется, вместе с Западной Европой. Что получилось? В 1999 году - бомбардировка Югославии без санкций ООН, 2003 год – Ирак, потом были Ливия, Сирия, массовые бомбардировки, многотысячные жертвы... Причём все международные организации выполняют установки США. Разве можно жить в таком миропорядке, где один хозяин принимает решение о судьбе любого государства? Этим государством может стать и Россия.

Так как же быть? Продолжать наблюдать, смотреть, как хозяйничают и играют человеческими жизнями - как это делают Америка, НАТО? Нет, этого допускать нельзя, это надо остановить! Ещё на что хотел бы обратить внимание - лидеры Запада сильно обмельчали. Вы посмотрите на них! Сразу на память приходят Черчилль, Рузвельт, де Голль – политические тяжеловесы, отличавшиеся мудростью, государственным мышлением, умевшие дипломатично решать вопросы.

Дипломатия - это искусство, а нынешние политики превратили это в ремесло. Грозят пальчиками, ездят на танках – чем-то они стали напоминать, извините, телепузиков каких-то! Каждый из них только и научился, что пугать, никакого разнообразия. Таким мир не должен быть. Специальная операция, которую начала Россия, по сути, не наступательная, а оборонительная. Сегодня на территории Украины идёт мировая война, после которой миропорядок будет в принципе изменен. Будет уже несколько точек притяжения. Пусть это будет и Россия, и Китай, а эти санкции для России - возможность сделать мощный экономический рывок и равноправно участвовать в регулировании миропорядка».

 Аман Салиев, директор Института стратегического анализа и прогноза при КРСУ (Кыргызстан):

«Сегодняшние события касаются не только России и Украины. Это события, которые меняют мир. Арабский мир тоже является частью всех общемировых процессов. Несмотря на то, что огромное количество стран (обобщая, можно сказать - «арабский мир») не являются ведущими государствами в мировой экономике, тем не менее ряд стран Персидского залива всё-таки занимает особое положение - прежде всего в вопросах поставки нефти на мировой рынок.

Достаточно своеобразной и интересной оказалась их позиция, связанная с событиями на Украине. После того, как Запад призвал и обязал большое количество компаний прервать сотрудничество с Россией, в США и Европе существенно ощущаются последствия этих санкций - невероятно выросли цены на ГСМ, это повлекло за собой рост цен на продукты питания. В ряде стран Европы уже начинаются забастовки, митинги. Несмотря на это, Саудовская Аравия заявила, что она не принимает предложение США по вопросу увеличения поставок нефти на мировой рынок. Вдобавок к этому Саудовская Аравия в вопросе поставки нефти предложила Китаю вести все сделки в юанях, что тоже очень сильно обеспокоило Вашингтон. Косвенно это показывает, что мировую экономику ожидают серьёзные изменения.

Опасения по поводу того, что Кыргызстан ожидает серьёзный кризис, отчасти оправданы. Да, мы уже сталкиваемся с ростом цен. Но вместе с тем мы становимся свидетелями того, что в мире исчезает старая и появляется совершенно новая модель экономических взаимоотношений. Возможно, даже появится новая ценностная шкала. Мир меняется. В данном случае события на Украине – это всего лишь повод к этим изменениям, если не определяющий фактор. Санкции – всего лишь ресурс, чтобы усилить этот процесс.

Мы, страны Центральной Азии, географически и территориально расположены таким образом, что - нравится или нравится нам что-то во внешней политике – мы обречены сотрудничать. Никто ещё не придумал телепортацию продуктов питания с одной части Земли на другую. Самые близкие маршруты доставки расположены на территории наших соседей.

Взглянув на арабский мир, можно увидеть бедствующий Ливан, который пытается удержаться на плаву; Сирию, которая только прекратила активные боевые действия; Ирак, который еле-еле пытается оправиться от войны, не может достичь даже начального уровня того экономического развития, что был при Саддаме Хуссейне. Напомню, что в Ираке почти 98% населения имели доступ к образованию и медицине. Такого не было ни в одной арабской стране, и всё это было уничтожено. То же самое в Ливии. Социально-экономический уровень при режиме Муамара Каддафи был настолько высок, что на заработки в Ливию приезжали со всей Африки. Это всё уничтожено – и не столько по политическим, сколько по экономическим мотивам.

И то, что сегодня происходит на Украине – всего лишь повод для того, чтобы не дать возможности созревающей молодой экономической силе, представленной ЕАЭС, войти на мировой рынок. Этот рынок до всех этих событий представлял огромный интерес для большого количества стран и инвесторов, в том числе западных. Теперь всё оказалось под вопросом. Потому что путём указаний и директив компаниям запретили сотрудничать с локомотивом ЕАЭС – Россией. Это плохой знак для нас, поскольку у ЦА и России уже есть огромный задел – интеллектуальный и научный. Мы должны перестроить своё сознание – уйти от стереотипов и начать создавать новые производственные и технические модели. Сейчас мы находимся в такой ситуации, когда у нас просто нет выбора. И это хорошо. Это - вынужденная возможность, обязывающая нас прилагать усилия в этом направлении. Можно сейчас переориентировать экономику под запросы населения. Подтянутся медицина и образование. Перед Россией встаёт непростая, но вполне осуществимая задача – не утерянный ещё научный потенциал поставить на службу интеграционных процессов. Если этого не произойдёт, мы вернёмся к старому - кредиты, перепродажи, мелкое хозяйство…».

 Алина Молдокеева, политолог, доцент Международного университета Кыргызской Республики (Кыргызстан):

«Кыргызстан: 26 февраля, через два дня после начала специальной военной операции было объявлено, что Садыр Жапаров и Владимир Путин обсудили актуальные вопросы текущей повестки кыргызско-российского сотрудничества и «обменялись мнениями по международным и региональным вопросам безопасности, в том числе по складывающейся ситуации вокруг Украины». А президент Кыргызстана, «отметив ответственность Киева за срыв Минских договоренностей, выразил поддержку решительных действий российской стороны по защите мирного населения Донбасса».

Казахстан: 26 февраля Касым-Жомарт Токаев провёл в Акорде оперативное совещание Совета безопасности, на котором рассматривали вопросы, связанные с ситуацией вокруг Украины в контексте обеспечения стабильного социально-экономического развития Казахстана. На сайте президента РК сказано, что по итогам совещания он раздал «конкретные поручения государственным органам», но какие и каким именно органам - не поясняется.

Узбекистан: 17 марта глава МИД Узбекистана Абдулазиз Камилов заявил, что Узбекистан не признает независимость ЛНР и ДНР, поддерживая территориальную целостность Украины, и желает мирного решения ситуации, но для этого в первую очередь необходимо немедленно прекратить военные действия, насилие. По словам Камилова, Узбекистан в это непростое время оказал гуманитарную помощь Украине и будет это продолжать делать. Также он отметил, что страна намерена сотрудничать с обеими сторонами конфликта, как это исторически и происходило.

На днях министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства России Ирек Файзуллин провел встречу с послом Узбекистана в РФ Ботиржоном Асадовым. В ходе встречи стороны обсудили расширение взаимодействия двух стран, сотрудничество в сферах обмена опытом по разработке проектов и технологий в строительной отрасли. Одной из тем совещания также стала возможность замены строительных ресурсов, ввозимых из-за рубежа, на материалы, производимые в Узбекистане. Также в ходе встречи обсудили вопросы кадрового взаимодействия в рамках пилотного проекта по привлечению специалистов Республики Узбекистан на российские стройки и кадровой работы в целом.

Таджикистан: политологи и эксперты отмечают, что, судя по отсутствию официальных заявлений со стороны властей Таджикистана - члена ОДКБ, по ситуации на Украине на данный отрезок времени Таджикистан, видимо, предпочёл сохранять нейтралитет, чтобы не навлечь на себя гнев Запада и в то же время не ухудшать и так ставшие прохладными отношения с Украиной после смены власти там в 2014 году. Также отмечается, что Таджикистан одновременно не хочет навлечь на себя гнев со стороны России, поддержав Украину или осудив военные действия России, так как экономика страны крайне зависима от РФ.

Туркменистан: Эта страна, имеющая постоянный статус нейтрального государства, пока не выразила какой-либо позиции.

Ожидается, что влияние российской военной операции на общий объём торговли в странах Азии будет ограниченным, поскольку на РФ и Украину приходится лишь 2,5 процента азиатского импорта и 1,5 процента азиатского экспорта. На развивающиеся государства Азии также приходится лишь 5 процентов прямых иностранных инвестиций в Россию. Наибольшее влияние на экономику стран Азии окажет повышение цен на нефть и газ, которое подстегнет инфляцию и замедлит рост в государствах-импортерах энергоресурсов, но поможет нетто-экспортерам. Ожидается, что военные действия повысят цены на продукты: Россия и Украина обеспечивают 22 и 18 процентов мирового экспорта пшеницы и ячменя. Украина обеспечивает 15 и 12 процентов мирового экспорта рапса и кукурузы, а РФ обеспечивает 12 процентов мирового экспорта удобрений.

Китайские эксперты отмечают: несмотря на то, что в совместном заявлении от 4 февраля т.г. Китай и Россия и выразили единую позицию по вопросу о восточноевропейской безопасности, это не означает, что Китай будет оказывать прямую военную поддержку России. В то же время Китай будет оказывать определенную косвенную поддержку России. Эта поддержка, например, может выражаться в том, что Пекин не будет публично критиковать Москву и её действия. Кроме этого, Китай, не оспаривая западные санкции в отношении России, в то же время будет косвенно помогать своему партнёру в экономической и финансовой областях.

Индия: Нью-Дели считает, что если европейский кризис затянется надолго и Россия отдалится от Запада, Москва сблизится с Пекином, что затруднит стратегическое позиционирование Индии в Азии. Безусловно, Индия входит в БРИКС вместе с Россией и Китаем и разделяет с ними многие цели международного характера, например, построение многополярного мира. Но в Нью-Дели серьёзно озабочены рисками, которые несёт стремительно растущая экономика Китая для национальной безопасности Индии. Сохранение баланса сил по отношению к Китаю - центральная предпосылка во внешней и внутренней политике Индии по обеспечению своей безопасности в течение многих десятилетий».

 Эдил Марлис уулу, политик (Кыргызстан):

«Кыргызстан должен воспользоваться сложившейся ситуацией. Введённые против РФ санкции косвенно коснулись всех стран-участниц ЕАЭС. Все мы оказались к ним не подготовленными. И в рамках этой организации мы должны договариваться на замещение хотя бы части покинувших российский рынок иностранных компаний и их продукции. Но так как все эти компании использовали новейшие технологии, нам потребуется время на налаживание и производство идентичных товаров. Кыргызстан обязан в ускоренном порядке налаживать производство с привлечением зарубежных инвесторов и технологий. Кабинет министров КР и наши министры в ЕАЭС должны лоббировать эти вопросы».

 Айдар Ермеков, обозреватель газеты «Аргументы и факты – Казахстан» (Казахстан):

«На фоне событий на Украине в Казахстане обозначились следующие барьеры интеграционных процессов. Казахстанское общество разделено на четыре части - либералы, националисты, исламисты и евразийцы. Первые три группы являются противниками ЕАЭС. Одни грезят Западом, другие - Великим Тураном, третьи - халифатом. Евразийцев в казахстанском обществе - меньшая часть.

При Назарбаеве исподволь стимулировался национализм. Образование в Казахстане имеет ярко выраженную западную направленность. А результат культивирования радикального исламизма мы видели в начале января. При всём при этом Назарбаев слыл ярым евразийцем, миротворцем и считается инициатором создания ЕАЭС. Но именно при нём большая часть казахстанского общества стала антиевразийской.

Причиной тому - информационная политика в стране. К слову, Министерством информации руководит откровенный русофоб и приверженец идей Великого Турана».

 Павел Дятленко, доцент кафедры истории КРСУ:

«Происходящие сейчас изменения в системе международных отношений и мировой экономике носят фундаментальный, необратимый и долгосрочный характер. Масштаб идущих изменений сопоставим с Октябрьской революцией 1917 года, двумя мировыми войнами, распадом СССР и социалистического лагеря. Их итогом станет формирование нового миропорядка. Выиграет тот, кто быстрее поймёт масштаб изменений и адаптируется к новой реальности.

В такой ситуации малым и средним странам, включая Кыргызстана, лучше всего быстро приспособиться к формирующемуся миропорядку и развивать тесное сотрудничество со своими стратегическими союзниками. Адаптацию к новой реальности целесообразно рассматривать как возможность развития, политическая и экономическая адаптация может потребовать несколько лет.

Евразийский фактор будет становиться всё более значимым для Кыргызстана. Республика может существенно выиграть от интенсификации сближения стран СНГ, ЕАЭС и ОДКБ. Потребуется учитывать и использовать в своих интересах растущее экономическое значение для республики расширения региональных связей на уровне Центральной Азии, усиление крупных игроков внутри азиатской части Евразии (КНР, Индия, Иран и некоторые другие государства), рост влияния ШОС и ослабление прозападных международных организаций.

 В текущей ситуации для Кыргызстана благодаря членству в Евразийском экономическом союзе открываются определённые экономические перспективы: республика может заработать на развитии крупных производств в лёгкой и перерабатывающей промышленности, сельском хозяйстве, товары которых смогут заполнить часть освобождающихся ниш на российском рынке. Также стоит заняться развитием туризма, увеличением транзита грузов, пассажиров и услуг для партнёров по ЕАЭС. Быстрая и системная реализация перечисленных мер приведёт к естественному и взаимовыгодному углублению евразийской интеграции».

 Баястан Эсенбеков, студент МУКР:

«После начала военных действий на территории Украины  Европейский союз объявил о запрете продаж, передачи, поставок или экспорта самолётов и любых компонентов в Россию. То есть Россия оказалась в воздушной блокаде - своё пространство для неё закрыли  Евросоюз, Швейцария, Канада и другие страны. В ответ Россия закрыла своё небо для авиаперевозчиков из этих стран. Одновременно с этим всё больше компаний отказываются сотрудничать с российскими перевозчиками. Тысячи российских туристов не могут вернуться домой. Российские власти занимаются организацией вывозных рейсов, как в начале пандемии коронавируса, но тот опыт может не пригодиться. Напомню, что и сотрудники МИД КР занимались организацией вывозных рейсов из Украины для обеспечения безопасности граждан Кыргызской Республики.

Санкции предусматривают запрет на заключение новых контрактов, а также расторжение всех существующих в течение 30 дней, то есть до 28 марта.

Арендодателям будет очень трудно понять, как расторгнуть контракты течение 30 дней. Более серьёзная проблема заключается в том, как они будут возвращать столько самолётов за это время. По данным некоторых авиационных консалтинговых компаний, у нероссийских лизингодателей в России - 515 самолётов общей рыночной стоимостью около $10 млрд. И, по нашим подсчётам, около половины этой суммы приходится на европейских арендодателей.

Многие рейсы в Москву, Украину и Беларусь отменены и по сегодняшний день, так как есть опасения, что перелёт может быть небезопасным.

Российская сторона с пониманием отнеслась к этому решению, но заявила, что все трудности по изъятию бортов ложатся на плечи лизинговых организаций. Так, при подписании акта приёмки собственности самолёты Boeing перестанут быть ответственностью русской стороны, хотя и будут территориально находиться в России. Каким образом лизинговым компаниям переправить в РФ более 500 экипажей, способных поднять самолёты в воздух и вернуть их в европейские парки, – непонятно совсем. Плюс фактор «закрытого неба» - куда и как лететь? Тоже сложный вопрос для арендодателей.

Владельцы лизинговых фирм в срочном порядке пишут петиции на имя правительств разных стран, чтобы хоть кто-то из них согласился принять у себя в авиапарках хотя бы часть из этого огромного числа самолётов, но желающие, по нашим данным,  пока не объявились.

С началом следующего месяца пришла пора платить по заключённым контрактам между лизинговыми компаниями и производителем, что также невозможно - ведь SWIFT для РФ отключён, деньги при всем желании российских арендаторов перевести решительно никак невозможно. Все эти факторы вместе свидетельствуют о том, что лизинговым компаниям проще объявить себя банкротами, чем платить многомиллионные штрафы и осуществить настолько сложный логистический проект. Получается, введя санкции, все лизинговые компании остались только в убытке.

Санкции, введённые против России, обойдутся очень дорого европейским странам, в частности, Италии и Германии. Они обойдутся гораздо дешевле Соединённым Штатам, которые не имеют таких же торговых отношений с Россией, как со странами Европы.

В этой сфере санкции коснулись и Кыргызстана: самолёты компании «Аэрофлот», выполнявшие рейс Москва-Бишкек, были вынуждены временно остановить свои перелёты ввиду ведённых ограничений. К счастью, пару дней назад все ограничения были сняты, а рейс восстановлен. Увеличение времени полёта будет означать дополнительные затраты керосина - соответственно растёт и себестоимость рейса. За 1 час полёта самолёт дополнительно расходует 7-8 тонн керосина. В январе 2021 года средняя стоимость тонны керосина в российских аэропортах составляла 65 тысяч сомов».

 

По итогам дискуссии участники круглого стола выработали следующие предложения и рекомендации:

- правительству Кыргызстана - вести предметные переговоры с главами регионов России на предмет продажи туда продукции, в которой есть потребность данного региона;

- предприятиям Кыргызстана - работать над маркетингом (улучшением имиджа своего товара в глазах потенциальных покупателей);

- администрации президента Кыргызской Республики - создать службу экономической разведки для детального изучения ситуации на мировых рынках (она может функционировать при Торгово-промышленной палате КР);

- ввести в ЕАЭС систему расчётов, независимую от доллара;

- создать новую производственную модель экономики на базе научных разработок России.

Пресс-служба дискуссионного клуба «Пикир»

(Материал будет дополнен)