Новая «Большая игра» в Центральной Азии в условиях геополитического противостояния

31 мая 2022 года на площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошёл международный круглый стол на тему: «Новая «Большая игра» в Центральной Азии в условиях геополитического противостояния». В мероприятии приняли участие журналисты, учёные-историки, политики, общественные деятели, политические аналитики, эксперты по вопросам безопасности, военные эксперты Кыргызстана, России, Казахстана, а также студенты бишкекских вузов.

В ходе дискуссии эксперты обсудили следующие вопросы:

  1. Новая «Большая игра» в Центральной Азии как часть текущего геополитического противостояния.
  2. Влияние на регион внешних игроков.
  3. Информационная война против России в информационном и политическом пространстве стран Центральной Азии.
  4. Развитие сотрудничества стран Центральной Азии и России в текущих условиях.
  5. Перспективы развития евразийской интеграции как пути включения региона в многополярный мир.

Партнёры мероприятия: Фонд «Евразийцы – новая волна», информационный мультимедийный портал «Кундеми».

Основные тезисы выступлений:

Павел Дятленко, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории КРСУ (Кыргызстан):

«Большая игра» в Центральной Азии началась в начале XIX века как борьба между Британской и Российской империями и продолжается до сих пор. С течением времени расширяется круг участников геополитической борьбы в регионе, в которую вовлечены мировые и региональные державы. С 2014 года заметна активизация «Большой игры», связанная с новой холодной войной Запада против России и Китая. Сейчас Запад в регионе представлен Соединёнными Штатами, Великобританией и ЕС, которые проводят согласованный курс неоколониальной политики по отношению к странам Центральной Азии. Втягивание Центральной Азии в Новую «Большую игру» неизбежно и означает для стран региона усиление нестабильности и неопределённости, значительное сужение внешнеполитической многовекторности и нейтралитета.

Современный раунд геополитической борьбы проявляется в политико-дипломатическом давлении Запада на страны региона и их отношения с Россией и Китаем. Новая «Большая игра» проходит с использованием различных инструментов: информационная война, активизация прозападных НПО и активистов, борьба разведок, дипломатия, работа с местными элитами, финансовое и экономическое влияние и др.

Примеры Новой «Большой игры» в нашем регионе: вывод американской военной базы из аэропорта «Манас» в июле 2014 года, стремительный уход западной коалиции из Афганистана в августе 2021 года, кризис в январе 2022 года в Казахстане, активизация дипломатии Запада в Центральной Азии.

Участие кыргызстанских военных в успешной миротворческой миссии по стабилизации ситуации в Казахстане в январе 2022 года повысило субъектность Кыргызстана. Ослабление западного давления на регион возможно после дальнейшего расширения евразийской интеграции постсоветских стран, включающей республики Центральной Азии».

Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия «Восток-Запад» (Кыргызстан):

«Ослабление России и Китая как наиболее вероятных геополитических конкурентов – это второстепенные цели Британии. Основные же цели  - ликвидация США как главного геополитического конкурента и воссоздание новой Британской империи. Ликвидация США в этой картине выглядит как месть Великобритании за поражение во Второй мировой войне. По итогам Второй мировой войны США получили 60% мира, СССР — 40%. Британия не получила ничего, но лишилась всех своих колоний и перестала быть империей.

Анализ современных стратегических отношений Британии и США необходимо делать, учитывая глубинный контекст американо-британских отношений. А они таковы, что за последние 250 лет Британия и США находились дважды в состоянии войны и трижды — на грани войны. США важно сохранить не только глобализацию, но и мировую финансовую систему с ФРС как центром эмиссии денег. Это позволяет им иметь 15% мирового ВВП по производству и 30% мирового ВВП по потреблению, а также вечный дефицитный платёжный баланс и высокий внешний долг. Используя как инструменты борьбы с Россией, Китаем и США не только Украину и Турцию, но и страны Средней Азии, Британия намерена ликвидировать это положение дел, чтобы в дальнейшем получить себе то, что останется.

Британии и США одинаково выгодна геополитическая нестабильность в Средней Азии и Казахстане, чтобы держать в напряжении как Россию с Китаем, так и друг друга». 

Кубанычбек Таабалдиев, политический аналитик (Кыргызстан):

«События в мире развиваются таким образом, что постепенно выявляются невидимые стороны влияния на них определённых стран. Особенно важно осознавать, что западные страны вместе с США в своём противостоянии с Россией не прочь использовать южные регионы. В этом отношении роль Великобритании постепенно нарастает, особенно после открытого призыва британского премьер-министра Бориса Джонсона создать антироссийский альянс Британии с Украиной. Концепция Великобритании «Большая игра», разработанная ещё в конце ХIХ века в противостоянии с Россией в Центральной Азии, видимо, становится актуальной вновь в свете современных событий.

Странам Центральной Азии важно постоянно отслеживать события в мире и адекватно реагировать на них. Важно не только отслеживать события в регионе и мире, но и анализировать и быть готовыми к любому развороту событий».

Таалайбек Джумадылов, эксперт по вопросам национальной безопасности, ветеран спецслужб (Кыргызстан):

«Через призму цивилизационного противоборства «Большая игра» является геополитическим соперничеством между Британской талассократией (тип государства, вся экономическая, политическая и культурная жизнь которого связана с контролем морских пространств) и Русской теллурократией  (тип цивилизации, связанный с освоением материковых пространств) за господство в Центральной Азии в ХIХ - начале ХХ веков. В настоящее время с учётом глобализации и имевших место исторических событий есть все основания считать: «Большая игра 2.0» - глобальное противостояние между Евразийством и Атлантизмом. И это противостояние является неотвратимым».

Нурлан Досалиев, эксперт по вопросам региональной безопасности (Кыргызстан):

«Главная особенность «Большой игры» мировых держав в республиках Средней Азии и Казахстана – она растянута на десятилетия и века. Считаю ошибочным называть каждого из участников «Большой игры» самостоятельными игроками. На самом деле в регионе только два центра силы. Против России «играет» объединённое трио - США, Великобритания, Турция. И длится это с ХIХ века. А непосредственная активизация разведдеятельности началась в 1907 году – когда разведку при штабе главнокомандующего британскими войсками в Индии возглавил полковник Маллесон.

Другая ошибка – делать из отдельных факторов (вывод базы США из КР в 2014 году, уход войск США из Афганистана в 2021-м, политический кризис в Казахстане в 2022-м) вывод о новой фазе «Большой игры» (БИ). Надо помнить, что БИ – это НЕПРЕРЫВНЫЙ процесс. Непрерывность и преемственность – главные принципы «Большой игры», так как на острие БИ находятся спецслужбы иностранных государств.

США сильны технически и технологически. Самую же важную – агентурную - работу ведёт Великобритания. Её спецслужбам присуще создание так называемых семейных резидентур, корни которых уходят в начало ХХ века. Именно тогда на Памире схлестнулись передовые военные отряды России и Британии. Линией разграничения стал Ваханский коридор. Всё, что к северу от него – бывшие республики СССР - развивались под эгидой России. И развивались успешно: вся нынешняя инфраструктура этих стран – плоды российской цивилизации. К югу от Ваханского коридора – Афганистан. Уровень его развития – наглядный пример для тех, кто ратует за ложный путь развития под крылом западной цивилизации.

События 2022 года - беспорядки в Казахстане и ГБАО Таджикистана – это попытка Британии взять регион в клещи. Род Ага Хана – проводник британской колонизаторской политики, канал континентальной контрабанды и дестабилизации. Всевозможные путешественники (телеканал «Дискавери» и пр.), НКО, прочие якобы гуманитарные проекты – это один из методов работы спецслужб. Результат их деятельности – война между суннитами и шиитами в Ираке, межнациональные конфликты в Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане, Казахстане, война в Сирии и т.д.

В Афганистане США заложили биологические «бомбы». Масштабный исход беженцев из этой страны в Среднюю Азию сметёт здесь всё. Если власти Кыргызстана, поддавшись давлению Запада, решатся принять заражённых смертельными болезнями беженцев из Афганистана, это будет крайняя степень идиотизма.

Мир на пороге зарождения нового мироустройства, ухода посткапитализма ХХ века, прихода новых глобалистов. Странам Средней Азии и Казахстана необходимо в целях личной безопасности срочно объединяться заново под эгидой России».

Олег Лушников, директор Центра евразийских исследований им. Г.В. Вернадского Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета, председатель Евразийского движения РФ (Россия):

«Евразия - ключевой регион в геополитике, дающий стратегические перспективы. Поэтому за доминирование в нём постоянно разыгрываются «игры престолов» или «Большая игра». В 19-20 веках таковая разыгрывалась между главными мировыми лидерами - Россией и Британией. После 100 лет холодно-горячей войны стороны пришли к разделу сфер влияния в Турции, Иране, Китае. Британии пришлось отказаться от Средней Азии,  России - от Афганистана, Синьцзяна, Тибета, Южной Маньчжурии, проекта «Желтороссии». В ХХ веке после поражения России в Первой мировой войне и дефрагментации империи борьба фактически была продолжена. Британией - через создание антибольшевистских (в том числе белогвардейских и басмаческих) террористических и националистических организаций в Средней Азии и на Кавказе, сопредельных территориях Афганистана, Ирана, Синьцзяна, Маньчжурии. Советской властью - через антиколониальное движение во всём мире, и в странах Востока прежде всего.

Распад СССР привёл к новому акту «Большой игры» за сферы влияния на Кавказе и в Средней Азии.  Это, в частности, выразилось в борьбе Британии против создания БРИКС и ШОС как альтернативной системы безопасности и развития стран континента. Методы работы нынешних игроков - США и Великобритании, работающих в паре: британские и американские советники и группы влияния в ЦА; раскачка национализма, исламского радикализма и русофобии; заброска террористов из Афганистана; столкновение стран региона через пограничные, водные, энергетические конфликты; противоборство  с ЕАЭС,  ОДКБ; прикармливание элит; воспитание лояльных поколений через образовательные гранты. Цель - управляемый хаос.

Противостоять фрагментации и афганизации Центральноазиатского региона можно только на принципах Евразийской идеи, воссоздания Евразийского полюса силы в экономике,  безопасности, общего этнокультурного и гуманитарного пространства. Евразийская цель - безопасность, порядок, развитие. Территория доверия и развития против чужих шахматных партий кровью».

Айнур Курманов, сопредседатель Социалистического движения Казахстана (Казахстан):

«Январская попытка переворота в Казахстане, в которую были вовлечены силовики и высокопоставленные чиновники, была частью Новой «Большой игры», частью плана по установлению в стране нового режима, враждебного России и способного формировать процесс тюркской интеграции. За этим стояли представители высшей элиты Великобритании и её спецслужбы при участии Анкары. И только спецоперация ОДКБ предотвратила такой вариант развития событий.

Несмотря на это процесс дальнейшего развития тюркской интеграции по заказу Лондона и при активном участии Вашингтона пытаются вновь подтолкнуть, что выразилось в целом ряде типовых документов и соглашений, подписанных лидером Турции с президентами Узбекистана и Казахстана. Особенно в этом ключе выделяется официальный визит 10-11 мая президента РК Касым-Жомарта Токаева в Анкару, где были заключены договоры, которые способны заложить противоречия внутри ЕАЭС и ОДКБ в будущем.

Сами США пытаются усилить свои позиции в Казахстане и Узбекистане – ведущих странах ЦА. И результат – недавний визит официальной делегации РК в Вашингтон, который обозначил направление на дальнейшее сближение Казахстана с Западом. В данном случае сработало стремление казахстанской элиты обезопасить себя и свои зарубежные активы от прямых и вторичных санкций. В целом же продолжение многовекторной политики закладывает бомбу под весь регион в целом, так как Лондон и Вашингтон намерены создать для России второй «южный фронт».

Эдил Марлис уулу, политик (Кыргызстан):

«В «Большой игре»  в Средней Азии Турция не является актором как таковым. Да, складывается ложное мнение, что Турция имела здесь свои интересы ещё с начала ХХ века. Но это в корне не так. Тогда Османская империя была марионеткой Германии. И использовалась здесь против России и Англии, которые полностью контролировали Среднюю Азию.

Последние 15 лет Турция пытается вновь обрести статус державы, стать одним из лидеров региона. И полностью выйти из-под контроля США и Британии. В этом мы можем убедиться, обратив внимание, какое экономическое и политическое давление на Турцию оказывают США. 

На данный момент Турция пока проявляет интерес и пытается распространить своё влияние на территорию бывшей Османской империи. Это Балканы, Средний и Ближний Восток, Северная Африка. Страны Средней Азии она считает братскими государствами, которые никуда от неё далеко не уйдут. Да и мы пока не готовы дружить с Турцией на равных. Даже богатый Казахстан всегда пытается что-то получить от Турции. Ну и конечно, руководство Турции признаёт Среднюю Азию зоной влияния Российской Федерации и не ведёт каких-либо политических игр в данном регионе.

Смогут ли Турцию использовать в своих интересах США или Британия? США при нынешней власти Турции этого делать не будут, так как Эрдоган не даёт собой манипулировать. А Британия пытается сама стать мостом между Кыргызстаном и Турцией. Но это ей удается очень слабо и лишь в определённых вопросах.

Таким образом, можно чётко сказать, что Турция не является игроком в Средней Азии».

 

Алина Молдокеева, кандидат политических наук, доцент Международного университета КР (Кыргызстан):

«Геополитическое соперничество за влияние в Центральной Азии, имевшее место в XIX – начале XX века между Британией и Россией и получившее название «Большая игра», продолжается и в настоящее время. В это соперничество включились другие сильные игроки в регионе, и оно стало затрагивать не только военно-политические аспекты, но и вопросы экономического взаимодействия, включая оказание помощи, и культурно-гуманитарное сотрудничество.

В общей сложности в Центральную Азию эти игроки вложили огромные средства – 132 миллиарда долларов. Это говорит о том, насколько высок интерес к нашему региону. Цель этих вложений – привязать регион к игрокам. Ведь когда вы кому-то должны, то чувствуете себя зависимым, этот долг висит над вами, как дамоклов меч. То же самое происходит и с государствами, только на макроуровне. Долги, которые висят над республиками ЦА, определяют и их внешнюю политику, и взаимосвязи друг с другом.

В период 2010–2019 годов сформировалась тройка основных доноров с большим отрывом от других участников.

Лидерами стали Япония с объёмом более 6,9 млрд долл. (20,7 % всех расходов), Международный банк реконструкции и развития (МБРР) — 6,2 млрд долл. (18,5%) и Азиатский банк развития (АБР) — 6,1 млрд долл. (18,1%).

Во второй группе находятся доноры с объёмами вложений в регионе от 1,6 до 2,1 млрд долл. — Европейский банк реконструкции и развития (6,4 %), США (4,9 %), Германия и Корея (по 4,8 %) и Россия (4 %), чья помощь странам региона определяется не только исторической общностью развития, но также интересами безопасности и евразийской интеграции на постсоветском пространстве.

В третью группу доноров входят страны и организации, чей объём операций за период составил от 0,7 до 1 млрд долл., — Турция (3 %), ЕС (2,8 %), Исламский банк развития (2,7 %) и Швейцария (2,2 %).

В последней группе находятся доноры, чей потенциал органичен или ещё не раскрыт в полной мере, — Глобальный фонд, ОАЭ и Великобритания.

Наличие нескольких сильных игроков не создает из-за их конкуренции благоприятных возможностей для самих стран ЦА, поскольку совпадающим вектором их усилий служит выстраивание экономических, политических и культурных связей ради своих интересов.

Стратегическая цель США в сфере международной помощи состоит в противодействии и ограничении влияния России в регионе. Целеполагание деятельности Китая и Турции, оформленное в терминологию «возрождения» экономического и политического влияния донора, является по сути реваншистским. Масштабы двусторонней помощи странам ЦА определяются не только экономическим потенциалом доноров, но и долгосрочными планами в завоевании контроля за регионом».

Марс Сариев, политолог (Кыргызстан):

«Хотел бы больше акцентировать внимание на события в Центральной Азии, в частности, в Кыргызстане. И изложить возможные прогнозы развития событий. В этом ключе напомню одну очень меткую, интересную фразу, которую произнёс Уинстон Черчилль во время Второй Мировой войны: «Обстоятельства необходимо не только использовать, но и уметь создавать».

На всех этапах «Большой игры», как вы заметили, Великобритания не только использовала, но и создавала обстоятельства, которые приводили к нужным результатам. Ещё, когда идёт дестабилизация ситуации, используются существующие разломы в обществе - в этом отличие британской разведки, работающей тоньше американской. Потому что у Великобритании - многовековая история, мощное востоковедение, британцы отработали всё это уже давно на Индии, на других государствах.

В Кыргызстане уже картина ясна, разведпризнаки уже есть. С моей точки зрения, переворот, который должен был произойти в Турции, смещение Эрдогана, азербайджано-армянский конфликт, события в Казахстане, в Афганистане - это всё связано ещё и с продвижением Китая, с созданием сухопутного транспортного пути «Один пояс – один путь», который проходит через Кыргызстан. И заметьте, именно на пути следования этого маршрута происходят эти события. Сейчас многие говорят, что американцы позорно бежали из Афганистана и т.д. Если вспомнить, сколько вооружения они оставили, то напоминает ситуацию, когда создавался ИГИЛ – британскими и американскими спецслужбами. Был оставлен иракский город Мосул, притом что там гигантский гарнизон, всего лишь около 300 игиловцев захватили этот город. В то же время в СМИ была информация о том, что половина работников Би-Би-Си, которые работали в азиатском направлении, уволились и устроились на работу в «Аль-Джазиру». И именно они освещали, создавали эти красочные картинки игиловских «подвигов», которые мы видели.

Я вообще прогнозировал, что в конце мая – начале июня, когда откроются перевалы, начнётся дестабилизация - с Бадахшана. Да, дестабилизация в Бадахшане началась, её будут использовать, но свои прогнозы я откорректировал, поскольку переворот в Пакистане и уход с премьерского поста Имран Хана задержали на пару месяцев события, которые должны были развернуться в конце мая. Думаю, эти события развернутся в августе-сентябре - дестабилизация Бадахшана, дестабилизация режима Рахмона…

Очень не хотел бы, чтобы наши власти оказались в ситуации Эмомали Рахмона. Он в попытке сохранить свою власть становится игровой фигурой в руках «больших игроков». В Таджикистане нет активного игрока, понимающего геополитическую ситуацию: процесс расшатывания Таджикистана начался и будет продолжаться. Заметьте, что накануне больше 1000 солдат российской 201-й дивизии были переброшены на Украину, эта база ослаблена. Поэтому в ближайшем будущем нас может ждать два варианта дестабилизации. Первый - голод, люди из Северной Африки ринутся в Европу, а из Афганистана - к нам. Второе – дестабилизация через искушение таджиков создать так называемый Великий Таджикистан.

В этих условиях руководство Кыргызстана должно опираться на аналитические структуры. В конце концов наша политическая элита должна самоопределиться: мы будем игроками или мы будем игровыми фигурами – вот в чём вопрос».

  

 Шерадил Бактыгулов, политолог (Кыргызстан):

«Споры и дискуссии о том, что такое «Большая игра» и когда она началась, в экспертных академических кругах ведутся с 2000-х годов, и не только в Кыргызстане, но и в России, в США и т.д. Аргументы и доводы всегда разные, но все сходятся на одной причине – это возросшая конкуренция между глобальными и региональными игроками. Кто такие глобальные игроки? Великобритания по сложившейся классификации к ним не относится. Мировые державы - это три государства: США, Китай и Россия. Россия относится к категории государств зарождающейся державности. А региональные державы – крупные региональные игроки в одном или нескольких регионах, это - Великобритания, Турция, Иран, Пакистан, арабские страны и ряд других стран, которые пока присматриваются.

Игра была, есть и будет. Сегодня Центральная Азия - один из регионов этой игры, другими являются Восточная Европа, Азиатско-Тихоокеанский регион и акватория Восточно-Китайского моря. Действительно, в 1907 году соперничество Российской и Британской империй прекратилась, но в то время руки царской России были связаны ещё и борьбой с японцами в Манчжурии. Почему в Манчжурии? Она связана со смысловым наполнением термина «Центральная Азия». На постсоветском пространстве привыкли, что Центральная Азия - это четыре бывшие республики Средней Азии и Казахстан. В советское время было экономическое районирование - отдельно Казахстанский экономический район и Среднеазиатский экономический район, в который как раз  входили Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан. На Западе под Центральной Азией всегда понимали и понимают более широкий географический регион, включающий в себя Южную Сибирь, Синьцзян-Уйгурский автономный район, Монголию, Афганистан, по две провинции Индии, Ирана и Пакистана. И такой подход отражён, например, в структуре Госдепартамента США. Такой же концепции придерживаются Великобритания, Индия, Пакистан, арабские страны.

Почему это важно понимать? Это означает, что внешнеполитические и военные доктрины, концепции, рекомендации, проводимые исследования исходят именно из этой классификации, а не только из пяти постсоветских стран.

В этом году активность «Большой игры» в Центральной Азии действительно обусловлена украинским кризисом. Господин Саймс, руководитель Вашингтонского центра национальных интересов, 17 мая этого года сказал: «Ситуация на Украине всё чаще воспринимается как столкновение России и коллективного Запада». Это обстоятельство в наше время влияет на всю систему международных отношений и на очень многие действия западных государств по отношению не только к Кыргызстану или к Центральной Азии в нашем понимании.

Большинство внешних игроков не заинтересовано в повышении субъектности стран Центральноазиатского региона -  то есть в повышении самостоятельности, становлении как полноправного участника международных процессов. Более того, они не заинтересованы и во внутренней интеграции стран ЦА. И странам региона предлагались и будут предлагаться такие форматы сотрудничества, при которых объединяющая платформа будет формироваться вне самого Центральноазиатского региона.

Мы  практически забыли и о ядерной угрозе. В марте 2009 года страны региона подписали договор о зоне, свободной от ядерного оружия, взяли на себя обязательство не создавать, не хранить, не транспортировать ядерное оружие, не проводить касающиеся его исследования. Но этот договор такие ограничения на другие страны не налагает. До украинского кризиса никто об угрозе ядерного  оружия не задумывался, а теперь уже всерьёз рассматривается концепция ограниченного ядерного удара. Надо отметить, в ядерном клубе тоже произошли изменения - раньше в него входили пять государств, и  критически важную роль играла позиция России и США. Сейчас – уже девять государств, и критичность роли США и России снижается. Увеличивается уровень военных технологий. Всё это в совокупности делает возможным самые различные ядерные сценарии во всех регионах мира, включая и у нас. Об этом тоже надо думать и закладывать этот фактор в наши программы внешней политики.

Мы сейчас становимся свидетелями эпохи конфронтации ключевых глобальных и региональных игроков. И, учитывая масштабы их экономики и возможности влияния на международные процессы и сравнивая их с масштабами экономик стран нашего региона и нашими возможностями, мы не сможем остаться в стороне от этих глобальных процессов. Поэтому перед каждой страной Центральной Азии стоит задача: вне зависимости от своих собственных амбиций проработать свою внешнюю политическую линию на очередном этапе «Большой игры». Хватит меряться размерами амбиций, надо переходить на более реалистичные отношения».

Пресс-служба дискуссионного клуба «Пикир»

(Материал будет дополнен)