• Мы в соц сетях:

Какая форма правления оптимальна для Кыргызстана?

Одновременно с президентскими выборами в Кыргызстане пройдет и референдум о государственной форме правления. Противники изменений говорят о грядущей узурпации власти, а сторонники о необходимости перехода к президентской республике. Текущий депутатский корпус успел сильно дискредитировать себя во время кризиса, но стоит ли у парламента отбирать его полномочия?

После очередной смены власти в результате массовых протестов в стране по обычаю принялись переписывать Конституцию. Если десять лет назад Алмазбек Атамбаев пролоббировал усиление полномочий парламента, то Садыр Жапаров (фаворит на нынешних президентских выборах) собирается наоборот превратить Кыргызстан в президентскую республику. В целях экономии дату досрочных президентских выборов и референдума о форме правления решили совместить и назначили на 10 января.

Как только озвучили идею по изменению Конституции, то сразу появились противники и сторонники очередного переписывания Основного закона страны. Недовольные несколько раз выходили на митинг в Бишкеке с лозунгами «Нет референдуму!», «Нет ханской власти!».

Против выступил и известный политик Омурбек Текебаев, с характерным прозвищем Отец Конституции, его так прозвали за активное участие в переписывании предыдущих версий Основного закона. Теперь же Текебаев указывает на нарушение процедур, без соблюдение которых депутатом нельзя было проголосовать за проведение референдума о государственной форме правления.

«Данный законопроект не прошел. Он должен быть инициирован и принят большинством голосов, нарушены процедуры. Есть полное право не принять результаты референдума. В законе «О референдуме» указан список вопросов, вносимых на всеобщее голосование. Среди них нет этих вопросов», – заявил О. Текебаев.

На самом референдуме, чья легитимность уже под вопросом (как и многое в Кыргызстане после октябрьского переворота), избирателям предложат выбрать один из трех вариантов о государственной форме правления:

- президентская республика,

- парламентская республика,

- против всех вариантов.

Стоит отметить, что сейчас Кыргызстан неформально считается парламентско-президентской республикой, но юридически это нигде не зафиксировано.

На кого взвалить ответственность?

В интервью «Ритму Евразии» эксперт по вопросам госуправления Шерадил Бактыгулов объяснил, зачем инициаторы референдума хотят поменять форму правления.

– Шерадил Джумадилович, что изменится в Кыргызстане после проведения референдума?

– Прежде чем говорить об изменениях в Конституции, надо понимать, что Садыр Жапаров, еще будучи премьер-министром и и. о. президента (впрочем, как и до этого), всегда заявлял, что стране нужна сильная президентская вертикаль управления. То есть необходим президент, который будет ответственен за происходящее в стране. Для этого должна поменяться структура управления, механизм назначения на разные должности в государственных органах и т. д.

При нынешней смешанной системе, которая до конца так и не квалифицирована, никто не знает, это парламентско-президентская или президентско-парламентская система? По факту сейчас имеется 120 депутатов, которые ведут себя как 120 маленьких президентов. Каждый тянет на себя одеяло в сфере управления, каждый мнит себя важным центром принятия решений.

Большинство жителей поддерживает инициативу С. Жапарова о создании сильной президентской республики, надеясь, что один человек будет нести ответственность и с него будет спрос за положение дел в стране. Поэтому и предлагается ввести два срока по пять лет для президента. Сейчас, напомню, избираться можно только на один срок, который длится шесть лет.

В 2010 году, когда были дискуссии о роли президента, его функциям и полномочиям, никто тогда не смог ответить, почему именно шесть лет? Тогда говорили, что пусть изберется на шесть лет, чтобы потом передать власть депутатам Жогорку Кенеша. Вопрос, а кто есть депутаты ЖК? Это вот и есть самая непроработанная система управления в Кыргызстане.

Потому что не было принято нормативно-правовых актов в развитие тех норм Конституции, которые были заложены. У нас уже будет 11-й или 12-й вариант Конституции, но депутаты всегда были как бы не при делах, не несли ответственности за последствия своей работы или бездеятельности.

– Но ведь по факту получается, что Конституцию опять переделывают под конкретного человека, нормально ли это?

– Вот здесь начинается проблемная зона. Потому что сколько бы Жапаров ни был президентом (если станет им) – шесть или шестнадцать лет, ведь потом все равно придет другой человек, который не будет иметь таких же, как он, моральных качеств. Тогда что? Опять новая революция и новая Конституция? Но это долгосрочная перспектива, а в краткосрочной мы рассматриваем те поправки, которые должны принести свои плоды в течение двух-трех лет. В этом случае, безусловно, у главы государства должна повыситься дисциплина и ответственность.

С другой стороны, у нас в законодательстве не прописано наказание за то, что человек безответственно исполнял свои должностные функции. В том проекте Конституции, над которым работает конституционное совещание, к сожалению, не прописаны такие детали.

Раньше сильная президентская власть держалась на одной строчке Конституции, в которой сказано, что президент определяет внутреннюю и внешнюю политику Кыргызской Республики. Но по Конституции 2010 года функция по определению внутренней политики была передана правительству (которое назначает парламент).

– По вашему мнению, что на референдуме выберут граждане?

– Безусловно, президентскую форму. Потому что люди хотят видеть в стране одного человека, которому можно предъявлять претензии за плохую работу. Когда мы, как сейчас, видим 120 маленьких президентов, то это  коллективная безответственность. Если есть один человек, то пусть он отвечает за все.

У нас в обществе давно поднимается вопрос о том, что президент должен быть сильным. Люди согласны, что сильный президент будет, возможно, где-то ущемлять их права, где-то загонять их в угол, но тут вопрос уже упирается в принцип справедливости – чтобы президент одинаково относился и к бедным, и к богатым. Чтобы закон справедливо работал по отношению к каждому, вне зависимости от национальности, религиозной принадлежности, пола, социального статуса и т. д. Вот такой подход людям понравится.

Провалившаяся парламентская система

Другой политолог из Кыргызстана Игорь Шестаков также считает, что необходимо менять форму правления, потому что парламент себя полностью дискредитировал.

– Игорь Альбертович, вы согласны с утверждением, что после принятия поправок к Конституции, следующий президент будет обладать громадными полномочиями и может просто узурпировать власть?

– Я уже не раз говорил, что «референдум» по поводу бездарной нынешней парламентской системы уже состоялся в головах многих кыргызстанцев еще летом, когда началась вторая волна пандемии, а люди остались беззащитны. В тот момент государственные структуры не справлялись со своими обязанностями, граждан бросили на произвол судьбы.

В этот кризисный момент, получив большие отпускные, депутаты ЖК просто уехали отдыхать. Фактически заботу о кыргызстанцах взяли на себя волонтерские движения. Поэтому закономерно, что люди стали все больше говорить о том, что парламентская система показала себя абсолютно бесполезной в такое тяжелое для страны время.

Стоит помнить, что для рядовых кыргызстанцев президент был и остается главным политиком страны. Фактически и А. Атамбаев, и С. Жээнбеков вынужденно занимались решением многих вопросов, которые были в компетенции премьер-министра. К тому же все наши внешние партнеры ведут переговоры только с главой государства. Поэтому я думаю, что, если референдум состоится, население выберет президентскую форму правления. Это вполне логично.

Правда, новому президенту ни в коем случае нельзя повторять ошибок своих предшественников. В частности, сделать наконец-то независимой судебную систему. Для этого президент не должен сам назначать судей, эту функцию можно передать тому же парламенту.

– И тем не менее, если у президента станет так много полномочий, не исключено, что он просто задавит остальные ветви власти?

– Кыргызстан даже в условиях неэффективной президентской власти и так фактически живет в президентской республике. Несмотря на то, что в Жогорку Кенеше была мощная партия СДПК, с уходом Атамбаева она сразу развалилась. Проблема в том, что партийное руководство никогда не хотело брать на себя ответственность. Им выгодно, что есть президент и премьер-министр, на которых можно сваливать все ошибки.

Когда принимали прошлую Конституцию, одна из идей была в том, что спикер парламента должен быть главным политиком в стране, но этого не произошло. Спикер времен С. Жээнбекова стал фигурой для анекдотов и постоянных ироничных постов в соцсетях. Поэтому не случайно тогдашнее правительство Мухамметкалыя Абулгазиева было самым неэффективным за последние годы. Депутаты ругали премьера, но его отчет в парламенте приняли очень быстро.

Так произошло по той простой причине, что сам парламент и сформировал это правительство. От этой системы коллективной безответственности, которая вытекает из действующей Конституции, кыргызстанцы уже устали. Мне кажется, даже сами политики устали от этого.

Единственная проблема у этого референдума заключается в том, насколько легитимным является текущий парламент, который объявил о проведении референдума. Это – большой вопрос.