• Мы в соц сетях:

Я не хочу жить в КНР, мне по душе КР — мнение пока еще кыргызстанца

В 2011 году Бишкек хотели переименовать в Манас, а год назад — в Турдакун. Недавно прозвучало предложение изменить и название страны — на КНР (Кыргызская Народная Республика). Насколько это оправдано, рассуждает колумнист Sputnik Кыргызстан.

Марат — Маке, Кайрат — Каке, Болот — Боке... Я сам, как и многие, люблю слегка "переименовывать" людей. Вообще, это явление очень распространено в нашей стране: меняли названия улиц, городов, ведомств, а однажды Сооронбай Жээнбеков предложил изменить название столицы — на Турдакун. Но сегодня любовь к переименованию предлагают вынести на более высокий уровень, причем не первый раз.

На прошедшем 23 ноября заседании Конституционного совещания были озвучены предложения переименовать Кыргызстан. Презентованы два варианта "ребрендинга". Так, экс-министр юстиции Марат Кайыпов предложил сменить название на официальном языке "Кыргызская Республика" на "Республика Кыргыз".

"Когда звучит "Кыргызская Республика", люди могут подумать, что это страна кыргызов. Из названия "Республика Кыргыз" можно понять, что это страна, консолидирующая все национальности", — объяснил бывший главный юрист.

Многие пользователи социальных сетей идею не поняли и не одобрили. Я лично тоже никогда не слышал, чтобы представители некоренных национальностей возражали против действующего варианта.

Вторая идея еще интереснее. Глава общества "Кыргыз жолу" Кадыр Кошалиев предложил название "Кыргыз Эл Республикасы" (Кыргызская Народная Республика).

"Поскольку у нас вводится народная власть, в названии страны должен быть указан народ, как в Китае — Китайская Народная Республика", — сказал Кошалиев.

Его вариант, в отличие от предложения Кайыпова, оценили в соцсетях и даже творчески доработали — с КНР до КНДР. Пока на карте можно найти только одну страну с такой аббревиатурой — это Корейская Народно-Демократическая Республика (Северная Корея).

В целом идея вызвала много шуток из серии "не будет же старая КНР требовать долги у новой КНР". Напомним, пока еще Кыргызская Республика должна Китаю почти 1,8 миллиарда долларов. Но все-таки кажется, что власти Поднебесной растрогаются не настолько сильно, чтобы простить должок.

Давайте порассуждаем, чем плоха данная идея.

Самая ценная буква на свете

Мне кажется, кыргызстанцы с детсадовского возраста знают, что в стране постоянный дефицит бюджета, а пандемия сделала казну еще более дырявой. А ведь переименование ударит в первую очередь по бюджету, из которого еще предстоит финансировать выборы и референдум. Одна буква "н" в новой аббревиатуре (КНР) обойдется в кругленькую сумму, ведь придется менять все — от печатей до паспортов. Возникает вопрос: за чей счет этот банкет? Неужели опять придется просить денег, в том числе у Китая? Вряд ли такая идея была бы хороша даже в относительно стабильное время, не то что сейчас.

Страна — не ОсОО

Нередки случаи, когда компании проводят ребрендинг, в том числе меняя название. Но все-таки обычно фирмы предпочитают держаться за бренд. Нынешнее название государства — тоже бренд. Может, он не самый удачный, но его изменение вряд ли поможет стране, если не проводить реформы, не поднимать экономику и не бороться с беззаконием. Поэтому весь креатив, силы и средства следует направить на реально важные вещи.

Оправданность

Македония недавно сменила официальное название на Северную Македонию. Однако это не блажь: таково было условие вступления страны в Евросоюз, иначе Греция не одобрила бы членство соседа.

Родезия когда-то стала Зимбабве, потому что была названа в честь английского колонизатора Сесиля Родса...

Я к тому, что эти изменения имели смысл, а вот какие "ништяки" — материальные и моральные — даст нам переименование страны в КНР, остается только гадать.

Мне кажется, многие из вас приведут даже более убедительные аргументы в пользу того, чтобы название родины осталось неизменным. Я по- прежнему хочу быть кыргызстанцем, а не условным "канээровцем".