На кредитной игле: долг Кыргызстана перед Китаем бьет рекорды

Обретение независимости в 1991 году открыло перед Кыргызстаном не только новые возможности, но и поставило перед необходимостью самостоятельно решать проблемы, которые ранее решались в союзном центре. Не имеющая серьезного опыта обособленного выживания и только что образованная центрально-азиатская республика  столкнулась с целым блоком социально-экономических проблем: разрыв хозяйственных связей, снижение или прекращение производства на почти всех ведущих предприятий и их дальнейшая ликвидация, отток населения и специалистов, прекращение дотаций из союзного центра и т.д. Кыргызстану в таких условиях пришлось подсесть на внешние финансовые заимствования для поддержания бюджета и различные инфраструктурные проекты. Если в 1992 году внешний долг не превышал 5 млн $, то к в 1993 году он составил почти 150 млн, а в 1998 году насчитывал уже более 1 млрд $. Политическая нестабильность в виде двух, так называемых, «цветных революций», отсутствие масштабных проектов (за исключением добычи золота на руднике «Кумтор») и нежелание инвесторов привлекать средства в экономику страны способствовали увеличению внешних заимствований. Сегодня совокупный внешний долг Кыргызской Республики составляет 3 млрд 781 млн $ (на ноябрь 2019 года).

Эволюция внешнего долга

Таблица «Основные кредиторы Кыргызской Республики на ноябрь 2019 год, в млн $».

Экспортно-Импортный Банк Китая     1712
Международная Ассоциация Развития (МАР - группа Всемирного Банка)      650
Азиатский Банк Развития (АБР)      563
Японский Банк Международного Сотрудничества      239
Международный Валютный Фонд (МВФ)      147
Правительство Турецкой Республики      93
Исламский Банк Развития (ИБР)      91
Банк КфВ (Германия)      76
По данным Министерства финансов КР.

Как  видно из данной таблицы, главным кредитором Кыргызстана является  Экспортно-Импортный  Банк Китая, который подчиняется центральному правительству КНР. Далее, с заметным отставанием идут международные финансовые институты: Всемирный банк, Азиатский банк развития и др. Долги перед правительствами других стран незначительны, например, перед Турцией он составляет 93 млн $, а  перед Российской Федерацией – равен нулю, так как в 2018 году была списана последняя часть долга перед Россией, который ранее составлял почти 500 млн. Исключением является Китай, который за несколько лет, начиная с 2010 года, через свой «Эксимбанк» стал главным финансовым донором страны. Еще в 2008 году долг Кыргызстана перед Китаем не превышал 10 млн $, а к концу 2019 года он увеличился в 170 раз! Подробную эволюцию внешнего долга КР за последние 10 лет можно проследить на следующем графике.

График «Внешний долг Кыргызской Республики в 2010-2019 гг., в млн $».

По данным Министерства финансов КР.        


Риски зависимости от китайских кредитов

Несмотря на то, что получение кредитов позволяет Кыргызстану реализовать некоторые проекты по модернизации и строительству новой инфраструктуры (дороги, линии электропередач, ТЭЦ), финансовая зависимость от одной страны может угрожать вопросу суверенитета республики.  В последние годы в международной экспертной среде все чаще появляются предупреждения об опасности финансовой и экономической зависимости от Поднебесной. В «зону риска» журналисты и эксперты включают и страны Центральной Азии. Наиболее критическая ситуация среди стран Центральной Азии – у Кыргызстана и Таджикистана. Например, в отчете аналитического центра «Center for Global Development», опубликованного в начале 2018 года, перечислялось восемь стран, которым угрожает экономическая зависимость от Китая. Это Джибути, Лаос, Мальдивы, Монголия, Пакистан, Черногория, а также Кыргызстан и Таджикистан. В августе 2018 года британское издание «The Sun» опубликовало статью «Китай колонизирует маленькие страны, выдавая им огромные кредиты, которые они не смогут погасить», где упоминается и все более увеличивающиеся зависимость Кыргызстана от КНР.

В докладе от 2019 года «Кредитование Китаем зарубежных стран» («The National Bureau of Economic Research», США) авторы приводят список должников Китаю. Кыргызстан в нем занимает малопочетное пятое место в мире после Джибути, Тонга, Мальдив и Конго. Наши соседи по региону расположились значительно ниже: Таджикистан – 20, Туркменистан – 23, Узбекистан – 40. Лишь Казахстан пока не входит в «зону риска», куда включены 50 стран мира. Также авторы утверждают, что около половины китайских кредитов имеют «непрозрачные» схемы, то есть на самом деле размеры кредитов могут значительно превышать официально заявленные данные, что, естественно, сильно осложняет их выплату и показывает некомпетентность политиков и чиновников стран-бенефициаров. В свою очередь, есть основания полагать, что финансирование заведомо неплатежеспособных стран используется Пекином для увеличения своего геополитического могущества, так  как Китай применяет различные рычаги давления на своих должников. Китай обычно не идет на продление сроков или списание кредита, у Поднебесной для таких случаев имеется практика «взимания натурой». Так, Шри-Ланка отплатила часть долга передачей в долгосрочную аренду Китаю своего морского порта, а соседний для КР Таджикистан уже отдал на разработку китайским компаниям месторождения золота и серебра.  

Основной угрозой для Кыргызстана выступают возможные задержки по выплатам кредитов и, тем более, предполагаемая невозможность их погасить. В местных СМИ уже отмечали, что в ближайшие годы на обслуживание внешнего долга ежегодно будет уходить до 300 млн $ (из них значительная часть это долг Китаю), что при бюджете страны в 2 млрд $ и отсутствии крупных инвестиций может вызвать финансовый коллапс. Поэтому правительству Кыргызстану необходимо срочно пересмотреть свою политику «получения быстрых, но опасных кредитов от Китая» и приложить все усилия для привлечения инвестиций и развития реального сектора экономики.