Инвестиционный дождь в Центральной Азии: ожидаются обильные всходы (II)

Интеграция в Большую Евразию

Значительную роль в развитии инвестиционного сотрудничества в Центральной Азии играют интеграционные проекты: ЕАЭС и «Один пояс – один путь».

На 1 января 2019 г. инвестиционный портфель Евразийского банка развития (ЕАБР) составил $3,935 млрд. и включает 97 проектов. Как отмечает заместитель председателя правления ЕАБР А. Исенов, большинство проектов направлены на усиление интеграции стран-участниц. В Казахстане реализуется 38 проектов портфеля банка на сумму $1,36 млрд. Среди них – возобновляемая энергетика, стыковка российской оптоволоконной линии с казахстанской для транзита трафика в Туркменистан и Узбекистан, Экибастузская ГРЭС-2, которая будет поставлять электроэнергию на Южный Урал, Алтай и в Сибирь.

В мае 2015 г. было принято решение о сопряжении ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути. В связи с этим в октябре 2018 г. ЕАБР и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) договорились о взаимодействии по финансированию инфраструктурных проектов, прежде всего в сфере транспорта, устойчивого развития, городского хозяйства и энергетики.

В рамках евразийских интеграционных процессов осуществляется, в частности, транспортное сотрудничество. При содействии Китая в Центральной Азии появилось 26 транспортных маршрутов общей протяженностью около 20 тыс. км. За пять лет с момента провозглашения инициативы «Один пояс – один путь» Китай инвестировал $70 млрд. в страны, через которые проходят торговые коридоры. По итогам 2018 г. количество грузовых поездов между Китаем и Европой выросло на 73% по сравнению с 2017 г., а доля перевозок по территории России, Белоруссии и Казахстана составила 73%.

Китайский мегапроект вполне совпадает с договоренностями России и центральноазиатских государств по развитию транспортных коридоров «Западная Европа – Западный Китай», «Север-Юг» и т.д. В 2014 г. на китайско-казахстанской границе за $400 млн был построен сухой порт Хоргос – Восточные ворота, ставший первой точкой входа нового торгового пути на территорию ЕАЭС. В октябре 2007 г. завершен совместный проект России и Казахстана по строительству моста через приграничную реку Кигач на участке Астрахань – Атырау. А в июне 2019 г. премьер-министр России Д. Медведев утвердил планы строительства платной дороги «Меридиан», которая соединит территории Казахстана и Белоруссии.

В Узбекистане за годы независимости построено более 2500 км и реабилитировано свыше 1170 км железных дорог, построено и реконструировано 30 вокзалов. В свою очередь, российская компания «Новапорт Холдинг» подписала соглашения о реконструкции аэропортов Самарканд, Наманган и Ургенч, а Министерством экономики и промышленности РУз заключен меморандум о сотрудничестве в области создания цифровых транспортных систем с российской компанией «РТ-Инвест Транспортные Системы». Рассматривается возможность реализации международного проекта с участием Узбекистана, России, Казахстана, Афганистана и Пакистана по строительству железной дороги Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар.

Министерство транспорта и РЖД заключили меморандум с Киргизией, который предполагает участие РЖД в развитии железных дорог республики. Стороны планируют соединить железнодорожные линии северных и южных регионов КР и обеспечить сообщение с соседними странами. Развитие железнодорожной сети страны будет осуществляться совместно с Китаем и Узбекистаном. Предварительная стоимость реализации совместных инфраструктурных проектов России и Киргизии оценивается в $5-7 млрд на строительство железных дорог внутри страны и соединение Киргизии с Узбекистаном и Китаем.

В свою очередь, АБИИ профинансировал строительство муниципальной дороги в Душанбе, а также реализацию проекта строительства транспортных развязок, проекта модернизации шоссе Душанбе – Узбекистан.

В Узбекистане кредит АБИИ будет направлен среди прочего на строительство автомобильных дорог в Бухарской области. А в октябре 2019 г. АБИИ выделил Ташкенту кредит в размере $156 млн. на реконструкцию очередного участка автомобильной международной магистрали А-380, которая связывает страны Центральной Азии с Россией, Кавказом и странами Восточной и Центральной Европы.

Безусловно, существует и масса финансируемых Китаем проектов по развитию производства, логистики, энергетики и высоких технологий, что в сумме с российскими инвестициями даст синергетический эффект и «сошьет» центральноевразийское пространство множеством кооперационных нитей, дав импульс развитию Центральной Азии в целом.

Создание Евразийского союза уже приносит свои плоды. Инвестиционное сотрудничество между странами объединения растет. Так, в казахстанской экономике в 2019 г. появились инвестиции из Армении, а сама Астана профинансировала экономики стран Союза на сумму $442,6 млн. Среди наиболее значимых проектов Белоруссии в Казахстане стоит отметить сборку самосвалов БелАЗ в Карагандинской обл. Всего в стране работает 40 предприятий с белорусским капиталом и 8 совместных сборочных производств.

Лучшее, конечно, впереди

Несмотря на бурный рост сотрудничества и хорошую динамику, в вопросе инвестиций существуют и системные проблемы.

Прежде всего, требует больших усилий координация инициатив в рамках различных интеграционных мегапроектов. На данный момент сопряжение ЕАЭС и Шелкового пути носит, скорее, политически декларативный характер, не особо преломляясь в практическую координацию проектов. Они существуют в значительной степени отдельно друг от друга, а подчас и конкурируют между собой.

Во-вторых, необходимо провести «инвентаризацию» промышленного, инфраструктурного, экономического и ресурсного потенциала стран Центральной Азии с тем, чтобы определить наиболее «интеграционные» точки приложения усилий. Примером разбалансированности инициатив могут служить споры о маршруте и технических характеристиках железной дороги Китай–Киргизия–Узбекистан или повисшая в воздухе проблема создания центральноазиатского энергетического кольца.

В-третьих, в самих государствах Центральной Азии не гармонизирована регуляторная среда. Различия в таможенных требованиях, нормах санитарного, фитосанитарного и ветеринарного контроля не позволяют рассматривать регион как единое целое. Еще более запутана международная договорно-правовая база. Казахстан и Киргизия входят в ЕАЭС и ШОС, а также координируют программы национального развития с инициативой «Один пояс – один путь». Узбекистан, будучи членом ШОС, лишь планирует подписать договор о зоне свободной торговли с ЕАЭС в 2021 г., а Таджикистан рассматривает возможность вступления в объединение. Это в некоторой мере затрудняет реализацию многосторонних инвестиционных и интеграционных инициатив.

Тем не менее как объемы и перечень инвестиционных проектов, так и высокий уровень диалога между партнерами говорят о стратегическом и долгосрочном характере инвестиционного сотрудничества, а также о его взаимовыгодном характере.