Как коррупция в Киргизии изживает среднюю школу

Контейнер – символ перехода к рыночной экономике – на 29-м году независимости Киргизстана неожиданно стал аллегорией школьных реформ. В двух населенных пунктах страны – селах Миялы и Кенеш Ошской и Нарынской областей – «стандартизированная многооборотная тара, предназначенная для перевозки грузов автомобильным, железнодорожным, морским и воздушным транспортом» 2 сентября распахнула свои «двери» для 300 школьников, приглашая их в увлекательную страну знаний. Местные власти ссылаются на то, что в прошлом году занятия в существующих зданиях школ пришлось приостановить из-за его аварийности, но учебный год начинать-то надо.  

Где только ни приходилось за годы независимости учиться киргизским детям: в юртах, вагончиках и даже палатках, а теперь вот – в грузовых контейнерах.

Появление незатейливых «мобильных школ», аналог которых существует лишь в Южно-Африканской республике, заставило общественность задуматься, не в новое ли средневековье затягивает страну безудержная страсть власть имущих к презренному металлу?

Школы выживания

Пока официальные лица Киргизстана с большой трибуны рассуждают о том, какой должна быть школа будущего, способная в конце концов привести страну к развитию, разрушительное воздействие времени испытывают на себе как минимум 198 школ из 2265 (13,6% – в Нарынской, 10,8% – в Иссык-Кульской, 10,7% – в Талаской, 9,2% – в Ошской, 8,7% – в Баткенской, 7% – в Джалал-Абадской, 3,8% – в Чуйской областях). Еще 50% школ, построенных в республике до 1980 года, обещают перейти в категорию аварийных в ближайшие 10-15 лет. Ровно столько времени, по оценкам неправительственной организации «Булан Институт», занимающейся проектами в сфере образования, есть у руководства страны, чтобы довести школьную образовательную систему до краха.

Пока же в большинстве аварийных зданий, не перешедших в категорию «крайне аварийных», продолжаются занятия. К примеру, средняя школа имени Б. Джамгырчинова села Кунтуу Сокулукского района, располагающаяся в постройке 1965 года, уже три года рискует сложиться пополам. Именно столько времени руководство школы пытается достучаться до руководства страны. Несмотря на нависающую угрозу в виде грозящего рухнуть потолка, учебное заведение в новом учебном году приступило к работе в три смены. И это – в 20 км от столицы страны. Что же говорить о глубинке?

А там все, как во времена праотцов: проблему решают методом «ашар» – коллективно, за свой счет, без соблюдения технических и санитарных норм возводя глинобитные и саманные школьные строения. Только на юге страны их около 70%.

Проблема в том, что приносящие политические очки главам сельских управ, под руководством которых экономятся государственные средства, самодельные школы через 6-8 лет превращаются в руины. Этой же участи не миновать «ашарной» школе села Бостон Узгенского района Ошской области, построенной в 2011 году и успевшей уже перекочевать в разряд аварийных. Правда, до той поры в здании с полуразрушенными стенами, держащимися исключительно благодаря установленным подпоркам, протекающей крышей и огромными дырами в полах, куда проваливается нога, будут продолжаться занятия. Другой школы в селе нет.

По оценке экспертов «Булан Института», метод, оправдывавший себя тысячу лет назад, являясь принципом коллективного выживания, в социальном государстве не более чем дикость, преступность и безответственность органов управления. «В дальнейшем, – считает руководитель программы по Центральной Азии Чолпон Орозобекова, – такие методы нужно запретить. Строительство типовых школ должно инициироваться только государством и им же строго контролироваться».

В тесноте, да не в обиде

Бесконтрольное увеличение численности населения Киргизстана – еще одна проблема, способная подорвать любые усилия по укреплению системы образования. Притом что за 28 лет независимости число учащихся школ в стране выросло на 25,6% с 950 тыс. в 1990 году до 1,3 млн. – в текущем, проектная мощность функционирующих школ составляет чуть более 774 тыс. посадочных мест.

Не менее остро, чем в регионах, проблема со школами стоит в столице страны, где ежегодно, по словам представителя управления образования мэрии Бишкека Чинары Исаковой, число школьников увеличивается на 10 тыс., а количество школ на 2. При таком непропорциональном росте в 46 муниципальных общеобразовательных учреждениях из 97 переполненность варьирует в текущем году от 100 до 600%: самые престижные столичные школы вынуждены комплектовать классы по 50 первоклассников, усаживая за парту по 4-5 человек.

Обрекать своих чад на неудобства родители готовы в погоне за престижностью школы и языком обучения – русским. За последние 10 лет в обществе сформировалось устойчивое мнение, что в таких классах «уровень преподавания лучше». Кроме того, в условиях социально-экономической нестабильности трудовую миграцию в Россию многие рассматривают для своих детей в качестве единственного или альтернативного будущего, а обучение ребенка русскому языку – хорошей в него инвестицией.

Сказать, что школы в КР не строятся совсем, было бы в корне нечестно. Ведь, как констатируют образцовые отчеты министерства образования, с 2016 по 2019 год в эксплуатацию было сдано 220 общеобразовательных учреждений. Беда в том, что, выяснили в своем расследовании журналисты телеканала «Апрель», проектная мощность их смешна до слез – в среднем от 60 до 200 человек на школу. А некоторые из них из-за несправедливого проведения тендеров и закупок некачественных строительных материалов начали разрушаться еще на этапе строительства.

Как, к примеру, школа в селе Жаны-Ноокат Ноокатского района Ошской области, трещины по которой расползлись еще в начале стройки. Причину, намекает директор общеобразовательного заведения Абдразак Шерматов, стоит искать в коррупции, ведь из 48 млн. сомов ($700 тыс.), выделенных на строительство, к моменту сдачи школы в эксплуатацию не было израсходовано даже половины.

Соблазн отломить себе кусок пусть даже от самого скромного «школьного пирога» в Киргизии стал слишком велик. Ведь, как утверждает депутат Жогорку Кенеша Каныбек Иманалиев, несмотря на множество фактов нарушений, «за воровство из средств на строительство школы и за некачественную работу за годы независимости никто привлечен не был».

Не богоугодное дело

Обязанность государства по Конституции – обеспечить своих граждан бесплатным средним образованием на сегодняшний день, согласно заключению статс-секретаря государственного агентства и строительства КР Самата Борубаева, обойдется Киргизстану в 13 млрд. сомов ($186 млн.). Именно такая сумма необходима на строительство 600 новых школ и ремонт старых.

Средств в бюджете страны, естественно, нет, а вот альтернатив хватает. К примеру, перестать воровать: согласно результатам исследования, проведенного Агентством по развитию ООН, только на годовой объем коррупции в стране, составляющей $700 млн., можно было бы построить 10 больниц и 200 школ.

Разумно, по мнению участников проекта «Снижение уязвимости детей к бедствиям в Кыргызстане», было бы начать привлекать к строительству школ местных долларовых миллионеров, которых, по данным крупнейшего в Киргизстане интернет издания Tazabek, в стране не менее двухсот. Серьезно активизировать подобного рода деятельность, как показывает практика строительства мечетей, могла бы фетва о «богоугодности строительства школ и бесплатной передачи их муниципалитету». А пока таковой не имеется, депутат Жогорку Кенеша Улугбек Ормонов, занимающий 74 строчку рейтинга самых богатых людей Киргизстана, предлагает решать проблему за счет арабских шейхов, позволяя им строить мечеть только в комплекте со школой.

Последние, кстати сказать, рады стараться, переориентировавшись на пути утверждения себя в качестве единственного лидера в мусульманском мире со строительства мечетей на мощную финансовую поддержку социально-значимых проектов в «нуждающихся братских среднеазиатских государствах». Уловив веяние времени, 30 школ за последние годы открыл построивший в Киргизстане 200 мечетей арабский шейх Саид Баюми – глава организации «Всемирная мусульманская ассамблея молодежи». На строительство еще 27 школ в текущем году $30 млн. под 1% годовых на 25 лет с 5-летним льготным периодом выделает Саудовский фонд развития.

Через расширяющуюся сеть современных общеобразовательных заведений «Сапат» (ранее «Себат»), включающую сегодня 9 начальных школ, 16 лицеев, 2 международные школы, свои религиозные и политические интересы в Киргизии лоббирует религиозное движение опального турецкого религиозного деятеля Фетхуллы Гюлена «Хизмет» – мотор, как говорят о ней эксперты, «закамуфлированных» в толерантно-демократическую оболочку идей панисламизма и пантюркизма. Завоевав на сегодняшний день серьезную поддержку в политических и бизнес-кругах Киргизии, движение делает ставку на подготовку представителей подрастающего поколения киргизстанцев в качестве инструмента усиления своего влияния в госструктурах страны.

Не вселяет оптимизма и открытие новой сети (или передача школ «Сапат») турецким государственным фондом «Маариф», созданным в 2016 году по инициативе президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве противовеса гюленовскому влиянию. Эксперты уже успели подметить достаточно тесные связи управляющих фондом с представителями идеологии политического ислама, в том числе с исламистско-джихадистскими группами в Ираке и Сирии, и намерение Эрдогана использовать молодые группы за границей в целях проталкивания исламской повестки дня и ее идеологии, в которой он – новый «халиф» мусульманского мира.

«Хочешь завоевать страну, – гласит восточная мудрость, – воспитай ее детей». Некоторые геополитические акторы в Центральной Азии неплохо ее усваивают.