• Мы в соц сетях:

«Перспективы развития инвестиционного рынка в Кыргызстане в условиях новой политической обстановки: прогноз и возможные пути стабилизации социально-экономической ситуации»

Потенциал инвестиционного рынка Кыргызстана, а также ключевые факторы восстановления экономики республики, пострадавшей от пандемии и политических потрясений, обсудили участники международной онлайн конференции, организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».   

 

 

Было отмечено, что политический кризис, возникший после парламентских выборов и приведший к смене верховного руководства Кыргызстана, усугубил социально-экономическую ситуацию в республике, которая и без того находилась под влиянием негативных последствий пандемии коронавируса, даже несмотря на поддержку со стороны внешних партнеров, прежде всего, России и международных донорских структур.

Сопредседатель Клуба региональных экспертов КР «Пикир», политолог Игорь Шестаков уверен, что до проведения и подведения итогов внеочередных президентских выборов, а также формирования нового состава законодательной власти, активности не только со стороны инвесторов, но и доноров не будет.

 

- По оценкам Торгово-Промышленной Палаты Кыргызстана, за первые шесть месяцев пандемии потери бизнеса составили примерно один миллиард долларов. А недавние общественно-политические события, произошедшие в республике, только усугубили ситуацию. В частности, они негативно отразились на флагмане кыргызской экономики – горнодобывающем секторе, где из-за попыток захвата и погромов, по разным оценкам, потери составили порядка 100 миллионов долларов. Как показала недавняя встреча исполняющего обязанности президента премьер-министра Кыргызстана Садыра Жапарова с представителями национальной бизнес среды и международным деловым советом, деловая общественность и инвесторы крайне озабочены безопасностью и экономической стабильностью в стране, - констатировал эксперт.

По его мнению, в нынешних условиях более или менее стабильными остаются лишь денежные переводы трудовых мигрантов, которые, по сути, сегодня выполняют роль подушки безопасности в социально-экономической сфере.

В свою очередь советник министра экономики КР, экономист Нургуль Акимова сделала акцент на внешних воздействиях на экономику республики.

 

- Кыргызстан претерпел несколько циклов влияние на экономику внешних воздействий, связанных с пандемией коронавируса и субъективными глобальными тенденциями. Прежде всего, речь идет об оттоке капитала. В этот период большинство развивающихся стран потеряли инвестиции, что является закономерным явлением. Когда появляются серьезные предпосылки к кризису, инвесторы предпочитают развитые рынки, где больше гарантий сохранности их капиталов. С января по июнь этого года Нацстатком КР зафиксировал, что отток капитала в 3,5 раза превысил приток, что стало одной из основных причин девальвации сома. Кроме того, кыргызская экономика на треть воспроизводится, благодаря переводам трудовых мигрантов, и снижение переводов также негативно сказалось на курсе национальной валюты, - пояснила эксперт.

Она также отметила, что карантинные ограничения со стороны торговых партнеров, в частности Казахстана и Китая, значительно повлияли на объемы торговли.

- Для нашей экономики характерна импортозависимость, поэтому приток товаров имеет серьезное значение и влияет на темпы роста экономики. Поскольку у Китая были основания ограничивать трафик кыргызско-китайской границы из-за карантинных ограничений, кыргызские торговцы так же потеряли свою выручку или упустили выгоду, и это сказалось на общей экономике и на курсе национальной валюты. Тем не менее мы считаем, что государственные органы и предприниматели не должны терять надежду, потому что у нас помимо монетарного источника, стимулирующего экономику, есть другие аспекты, которые следует доработать, - отметила Нургуль Акимова.

Советник сообщила, что Минэконом КР приступил к разработке государственной программы комплексной поддержки малого и среднего бизнеса, в круг задач которой входит не только финансирование, но и вопросы, связанные с техническими регламентами и стандартизацией.

- На рынке существует не только ценовая, но и качественная конкуренция. И если производители будут работать над качеством, над стандартизацией и аккредитацией своей продукции в соответствии с регламентами ЕАЭС, Евросоюза и Китая, то их экспортные возможности будут существенно повышены, а там, где высок потенциал экспорта, возрастает и инвестиционная привлекательность. Мы считаем, что именно малый и средний бизнес сегодня нуждается в содействии в привлечении иностранных инвестиций. Понимая, что инвестор должен иметь доверие к стране, ему нужны определённые гарантии безопасности и сохранности его денег, министерство экономики готово стать арбитром и стороной переговоров, для того чтобы увеличить шансы привлечения средств. Но при этом нельзя не учитывать, что ввиду политических событий в стране, мы теряем многие шансы на привлечение инвестиций, - добавила экономист.

Доктор экономических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований РАН Аза Мигранян обратила внимание на «хронические» проблемы в инвестиционном имидже Кыргызстана.

 

Она подчеркнула, что Кыргызстан, теоретически является одной из наиболее развитых стран СНГ с точки зрения уровня либеральности отношений и экономической политики, уровня развитости рыночных институтов, конкуренции, свободы входа на внутренний рынок, что являет собой мощный стимулирующий инструмент, с точки зрения интересов любого инвестора.

- Республика могла бы стать наиболее привлекательной страной для инвесторов, но существующие базовые проблемы не дают ей этого сделать. Во-первых, это проблема, связанная с так называемой необеспеченностью правовой защиты института собственности. Все мы знаем, что незыблемость прав собственности, независимых от политического строя, от проводимых реформ, от изменений Конституции и т.д. – это «священная корова» рыночной экономики. В любой стране инвестор в первую очередь рассматривает именно этот фактор, как определяющий для долгосрочных инвестиций, но он в меньшей степени влияет на краткосрочные инвестиции. Поэтому начиная с двухтысячных годов мы наблюдаем, что в Кыргызстане преобладают краткосрочные инвестиции в проекты, имеющие быстрый цикл оборачиваемости и не требующие инфраструктурных вложений – это торговля, сфера услуг, сельское хозяйство, но даже здесь наблюдается низкая доля инвестиций, - отметила эксперт.

Второй проблемой она назвала существующую систему противоречий в национальном законодательстве КР. В первую очередь они связаны с тем, что на государственном уровне прописаны довольно либеральные, привлекательные условия для любого инвестора, тогда как непосредственная реализация инвест-проектов на местах формирует мощные институциональные и правовые барьеры, так как регулирование проектов осуществляется непосредственно местными органами власти.

- Кроме того, естественно если речь идёт о долгосрочных инвестициях, то требуется большое количество согласований, связанных с техническими требованиями и необходимостью урегулирования ряда вопросов, - пояснила Аза Мигранян.

Третьим фактором, сдерживающим инвестиционное развитие, экономист назвала политическую нестабильность системы управления государством, и как следствие отсутствие преемственности власти и обязательств по отношению к инвесторам.

- Я имею в виду нашумевшие попытки пересмотра соглашения с Кумтором, довольно сложные условия реализации проектов с Российской Федерацией и с тем же Китаем. Здесь, как минимум вспоминается попытка китайской стороны построить логистический центр, который в результате был перемещён и реализован в Казахстане. И эти моменты оказывают достаточно сложное и противоречивое отношение инвесторов к Кыргызстану. С одной стороны, это привлекательная страна с точки зрения либеральности, условий ведения бизнеса страна, где существует свобода всех валютных операций, эффективно действует система услуг, развита сфера строительства. С другой стороны, в республике ощущается довольно мощное бюрократическое давление, и сама схема взаимодействия с государством. Высок уровень коррупции, но я бы не называла этот фактор уникальным для республики, потому что, к сожалению, это та составляющая, имеет место практически во всех странах мира, - поделилась свои видением эксперт.

Она добавила, что сегодня на мировом рынке начался кризис и развивается дефицит инвестиций, т.е. за инвестиции борются многие государства.

- Мы вошли в то состояние рынка, когда не инвесторы ищут, куда им войти со своими капиталами, а страны выискивают инвесторов, и тут большую роль будет играть конкурентоспособность, а это значит – чёткая стратегия, конкретные проекты, понимание развития на долгосрочный период минимум на десять лет вперёд, а желательно на тридцать лет, и соответственно формирование гарантии со стороны государства, с точки зрения сохранности вложенных средств. И Кыргызстан, к сожалению, проигрывает практически по всем этим позициям, даже свои ближайшим соседям, - пояснила Аза Мигранян.  

По мнению заместителя директора Центра макроэкономических исследований и прогнозирования Республики Казахстан Серика Ернар Талгатулы, в Кыргызстане с точки зрения законодательства достаточно благоприятный климат для привлечения инвестиций, ключевой же проблемой в этом направлении является лишь политическая нестабильность.

 

- Последствием пандемии станет то, что в 2020-2021 годах инвестиционные потоки во всём мире сократятся на 40 процентов. В Казахстане за полгода прямые иностранные инвестиции уже сократились на 35 процентов. На мой взгляд, остальные проблемы, связанные с инвестиционной привлекательностью, являются одинаковыми для всех стран Центральной Азии. Это и контроль государствами основных секторов экономики, при котором создаются не равные условия для бизнес игроков, это и неустойчивость развития экономик ввиду того, что стабильность зависит от цен на сырьевые товары, либо, как в Кыргызстане, поддерживается денежными переводами. Во всех странах региона имеют место слабое управление и коррупция, непредсказуемая и непрозрачная регуляторная система, проблемы верховенство закона, - констатировал казахстанский эксперт.

Еще одной проблемой для экономик стран Центральной Азии, по его мнению, станет замедление экономики России.

- При вступлении в ЕАЭС и Кыргызстан, и Казахстан рассчитывали, что инвесторы будут приходить, потому что мы работаем с Россией, у нас открытые границы и свободная торговля на этом рынке. Но вышло так, что санкции против России отчасти отпугивают инвесторов и от нас, - добавил Серик Ернар Талгатулы.

В свою очередь экс-директор института центрально-азиатского регионального экономического сотрудничества, экономист Кубат Умурзаков подчеркнул, что инвестиции любят порядок и сильную власть, которых нет в Кыргызстане.

 

- У нас, в принципе, хорошая законодательная база, и теоретически правильно сформированная система отношений с инвесторами, но проблема в том, что на практике все это не работает. Законы работают для одних, но совершенно бесполезны для других. Нет единого правового подхода, ты можешь использовать эти законы в свою пользу, только если вхож в коридоры власти. Многих иностранных инвесторов это не устраивает, они хотят работать в условиях правового общества и диктатуры закона. У нас диктатуры закона нет. Немаловажным фактором здесь является коррупция в судебной системе. Законы не работают, если сама судебная система не работает так, как это предусмотрено законодательством. У нас в республике действует «телефонное» право, когда многие вопросы решаются по звонку. Следовательно, без восстановления нормального функционирования судебно-правовой системы в Кыргызстане, не будет и нормальных инвесторов, - уверен эксперт.

Не добавляет инвестиционной привлекательности Кыргызстану, по его мнению, и наличие большого внешнего долга, в связи с чем макроэкономическая ситуация в республике стабильно находится на грани попадания в экономический ступор. А на фоне огромного дефицита бюджета и нестабильной политической ситуации, когда в очередной раз ставится вопрос о конституционной реформе, эти факторы не позволяют ожидать, что в ближайшее время инвесторы будут проявлять интерес к республике.

- Немаловажной проблемой, которая вредит инвестиционной привлекательности республики, является то, что наши политики говорят красивые и правильные слова, но действуют исключительно с учётом своих собственных интересов, т.е. у нас в стране практически нет настоящей политической элиты, которая способна мыслить государственными категориями, думать о будущем страны и народа. А без наличия такой элитной группы не будет и сильного правового государства, - подчеркнул Кубат Умурзаков.

Он добавил, что Кыргызстану необходимо в кратчайшие сроки стабилизировать внутреннюю общественно-политическую обстановку, т.к. события, происходящих в КР после парламентских выборов, серьезно усугубляют ситуацию, вызванную пандемией коронавируса. По его словам, когда весь мир стоит на пороге серьёзного экономического и геополитического кризиса, республика рискует «потерять» не только 2020 год, но и большую часть 2021 года.

О том, что в ближайшей перспективе эконмическая ситуация в Кыргызстане будет только усугубляться, говорят и прогнозы ученых.

 

- К сожалению, в настоящее время экономика нашей страны испытывает очень негативное воздействие, что ведет к масштабному оттоку капитала, структурной безработице, а следовательно, и к увеличению макроэкономических рисков – к сокращению внешнего спроса на наши товары и ресурсы, что в свою очередь негативно скажется на взаимодействии с основными торговыми партнёрами Кыргызстана – Россией и Китаем. Произойдет снижение и внутреннего спроса из-за снижения экономической активности, ввиду сокращения притока инвестиций и денежных переводов мигрантов. Т.е. следует ожидать замедления развития экономики, снижения деловой активности и доходов населения, - поделилась прогнозами кандидат экономических наук, проректор по науке КЭУ Гульназ Супаева. 

По ее словам, сейчас проблематично спрогнозировать экономику КР. Во-первых, учитывая непредсказуемость ситуации с распространением COVID-19, когда идёт активный рост заболеваемости. Во-вторых, ввиду агрессивного влияния не ее состояние политической нестабильности в стране.

-  До 2020 года средний ежегодный рост ВВП в Кыргызстане составлял около сорока миллиардов сомов, исходя из этого, по нашим прогнозам, в ближайшие три года ВВП республики должен был достичь 642 миллиардов сомов. В реальности же с января по август этого года разница прогнозного и реального показателей составила 307 миллиардов сомов. В этом году идёт спад в производстве золота, как и в других секторах экономики – сфере услуг, строительной отрасли, транспортном секторе и т.д. В каждом из этих секторов мы ожидаем сокращения валовой добавочной стоимости на 20-25 процентов, - сообщила экономист.

Она добавила, что при оптимистичном сценарии, предложение рабочей силы, т.е. уровень безработицы в Кыргызстане вырастет на 14 процентов, при пессимистичном – он может подскочить до 21 процента. Повлияло на экономическую ситуацию и поведение курса доллара.

- После значительных колебаний курса доллара в 2016 году, он завис на уровне 65-69 сомов, однако с марта 2020 года доллар снова пошёл вверх и достиг отметки 85 сомов, и судя по динамике этот показатель не опустится ниже отметки в 80 сомов. Ожидалось, что дополнительные возможности для фискальных манёвров с целью поддержки экономики даст международная финансовая помощь, но пока этого не происходит, в том числе, благодаря политическим процессам, происходящим в КР, - добавила Гульназ Супаева.  

По мнению председателя московского отделения Общероссийского Кыргызского Конгресса Марселя Салахунова, Кыргызстан должен использовать кризис в своих интересах.

 

- В условиях мирового экономического кризиса, Кыргызстан должен, засучив рукава, использовать все возможности для того, чтобы как можно больше зарабатывать. Если говорить в контексте кыргызко-российских отношений, это касается увеличения экспорта. Но для того, чтобы развивать экспортный потенциал, нужно начать поддерживать национальных производителей, прежде всего, текстильной продукции. Мы пытались продвигать на российском рынке экспортную продукцию в секторе продуктов питания, а также сельскохозяйственные товары, но это у нас не получилось, потому что это слабо развитая отрасль в КР. Таджикские, узбекские, турецкие предприниматели скупают у нас эту продукцию, как сырьё, и реализуют на территории России уже в качестве готовых упакованных продуктов. Мы, к сожалению, этот момент упустили, - отметил эксперт.

Он добавил, что за пять лет членства в Евразийском экономическом союзе, Кыргызстан не достиг серьезного прогресса в экспорте своих товаров на рынок ЕАЭС.

- Еще до вступления Кыргызстана в союз при посольстве КР в РФ была должность торгового представительства, но ее почему-то сократили. Мне кажется, именно сейчас, в этот самый трудный период, когда Кыргызстану необходимо налаживать экспорт, у нас должен быть в посольстве должен быть торговый представитель, который каждый день должен заниматься тем, чтобы создавать благоприятные условия для сбыта кыргызских товаров. К сожалению, пока эта наша инициатива, которую мы предлагали реализовывать даже на общественных началах, не нашла поддержки в правительстве КР. В итоге производители, не смотря на кризис, все равно экспортируют изделия из Кыргызстана, но миллиардные обороты в области экспорта текстильной продукции находятся в тени, т.е. проходят мимо государственной кассы. Зарабатывают производители и экспортёры, но не государство. На мой взгляд, необходимо оптимизировать работу, чтобы доходы от экспорта поступали в бюджет КР, - поделился своим мнением Марсель Салахунов.

Между тем, дефицит кыргызского бюджета продолжает расти, в разы превышая запланированные показатели. В этом году казначейство КР едва справляется с выплатами по защищенным статьям. Перспективы на следующий год еще более безрадостные. По прогнозам аналитиков, республике вряд ли удастся компенсировать недостаток бюджетных средств даже за счет внешних займов, т.к. помимо всего прочего, с 2021 года республика должна начать выплату основного долга перед Китаем.

Пресс-служба Клуба региональных экспертов КР «Пикир»