Модели и подходы к обеспечению безопасности в Центральной Азии на опыте Кыргызстана и Казахстана

Круглый стол на тему: «Региональные модели и  подходы в обеспечении безопасности и противодействии вызовам и угрозам в Центральной Азии: опыт Кыргызстана и Казахстана» прошел в Бишкеке.


В рамках мероприятия, организованного Клубом региональных экспертов КР «Пикир» совместно с Евразийской Ассоциацией международных исследований (Казахстан), эксперты обсудили ситуацию в сфере региональной безопасности, а также проанализировали восприятие террористической угрозы государственными органами и попытались дать оценку его соответствия современным угрозам и вызовам.

 


Данная тема для проведения совместного круглого стола экспертами Кыргызстана и Казахстана была выбрана не случайно. В силу того, что терроризм и экстремизм, основанный на радикальной религиозной идеологии, приобрел трансграничный характер, и на сегодня повышенное внимание международных террористических организаций нацелено на Центральную Азию, что в разы повышает уровень угроз в регионе, противодействие им требует объединения усилий центрально-азиатских стран.

Как отметил сопредседатель Клуба региональных экспертов КР «Пикир», эксперт по вопросам государственного управления  Шерадил Бактыгулов, проведение подобных мероприятий, объединяющих за одним столом экспертов из разных стран для обсуждения актуальных вопросов обеспечения региональной безопасности – большая редкость.

 

- Поэтому сегодняшнее заседание, в котором принимают участие кыргызские и казахские эксперты, вызвало такой большой интерес как со стороны СМИ, так и со стороны государственных органов. Поэтому необходимо такой формат обсуждений практиковать в дальнейшем, - отметил политолог.

Он также напомнил, что согласно данным Региональной антитеррористической структуры ШОС, опубликованным в марте этого года,  в таблицы учета внесены данные четырех с половиной тысяч террористов, и работа по выявлению таких лиц постоянно продолжается. При этом эксперт сделал акцент на том, что без должного внимания остается миссионерская деятельность радикальных религиозных группировок – дааватчы, что повышает риск распространения экстремистских идей.

- Последователи этого течения составляют значительную часть основного вербовочного контингента для зарубежных террористических организаций. При этом страны Центральной Азии становятся постоянным источником пополнения рядов радикальных международных группировок. Также распространение несвойственного для стран региона нетрадиционного течения «салафизма» может привести к радикализации части мусульманской уммы, в т.ч. симпатизирующих идеям вооруженного джихада, - добавил Шерадил Бактыгулов.

Далее выступление сделала  председатель Евразийской ассоциации международных исследований (Казахстан), доктор политических наук Светлана Кожирова. Она подчеркнула, что экстремизм является одной из основных проблем для центрально-азиатского региона, однако, отметила, что, несмотря на это, среди ученых до сих пор нет единого мнения по этому вопросу.

 

- Многие ученые считают, что это надуманная проблема.  Между тем, согласно официальным данным, военных действиях, проходивших на территории Сирии, принимали участие около 500 казахстанцев, сто из которых погибли. За последние 7 лет на территории Казахстана было осуществлено 16 актов насильственного экстремизма. За пропаганду экстремистских идей осуждены более 800 человек.   Сегодня в рейтинге глобального экстремизма республика занимает 67  место из 134 стран, что может создать серьезные проблемы в Западном и Южном Казахстане, - сообщила политолог.  

По ее словам, сирийские события стали своеобразным рубежом качественного изменения террористических организаций, т.к. раньше они осуществляли свою деятельность «узко направленно», то теперь после участия в войне вне региона они получили опыт глобального масштаба.

- Радикализация связана с множеством процессов, включая характер правительства, степень свободы общества, образование, искажение основных исламских идей и т.д.  Необходимо выработать методологию изучения и исследования этого феномена. Поэтому необходимо обратить особое внимание на вопросы просвещения, теологического и религиозного образования. Здесь уместно поднять вопрос о необходимости унифицирования образовательных стандартов для наших стран, - уверена Светлана Кожирова.

Продолжил тему Омбудсмен КР Токон Мамытов, который подчеркнул, что обсуждая проблемы экстремизма, необходимо учитывать его тройственность, «триаду»: радикальный религиозный фундаментализм, экстремизм и терроризм.

 

- Ряд научных исследователей считают, что радикальный религиозный фундаментализм – это стиль политического мышления. Экстремизм – это стиль политической активности. Терроризм – это стиль политического действия. Часто религиозный фундаментализм ставят в один ряд с радикализмом и традиционализмом. Часто радикальный фундаментализм связывают с исламской религией. Но ни одна религия не имеет ничего общего с терроризмом и экстремизмом. Поэтому уместнее использовать термин «религиозный фундаментализм». Также необходимо дать четкое понимание «экстремизма». Часто используется формулировка «насильственный экстремизм», что предполагает наличие «ненасильственного экстремизма». Экстремизм – это и есть осуществление насильственных действий. Поэтому научному и экспертному сообществу необходимо выработать единое толкование и формулировку дефиниций, а также методологию изучения, - подчеркнул омбудсмен.

Основными причинами распространения экстремистских идей в странах Центральной Азии, Токон Мамытов назвал то, что правительства стран региона не сумели правильно интегрировать человека, индивида, личность в человеческое общество с тем, чтобы он мог занять достойное в нем место, подчеркнув, что без решения этих вопросов, решить проблемы экстремизма невозможно.

В свою очередь исполнительный директор Евразийской ассоциации международных исследований (Казахстан), эксперт  Таисия Мармонтова затронула вопрос эволюции терроризма.  

 

- Сегодня речь уже не идет только о бомбах или огнестрельном оружии, сегодня террористы активно используют холодное оружие,  транспортные средства и т.д. При этом действуют малые группы и одиночки,  которые пытаются нанести наибольший урон и наибольшую угрозу жизни населения. Сегодня наше общество – информационное, а потому легко проницаемо, и поэтому информационные каналы способствуют быстрому и широкому распространению экстремистских идей, - отметила эксперт.

По ее словам, Казахстан адекватно оценивает угрозу, понимая, что радикализация происходит не за счет исламизации. Это связано с неудовлетворенностью общества, отсутствием социальных гарантий.

- В поисках защищенности, в поисках ответов люди начинают уходить в нетрадиционные формы исповедования Ислама. При этом 89 процентов казахстанцев поддерживают государственную политику в религиозной сфере, 85 процентов выражают неприятие деструктивных религиозных идей. 61 процент граждан солидарны со светскими принципами государства, - привела данные Таисия Мармонтова.

Она также отметила, что улучшить ситуацию с обеспечением безопасности невозможно только лишь репрессивными методами, т.к. угроза наказания не означает решение проблемы.  

- Сегодня в Казахстане проводится большая работа по созданию казахстанской школы исламоведения, основанной на единой традиционной форме Ислама. Кроме того, созданы региональные информационные группы по вопросам религии, которые проводят лекторскую работу среди населения. Разработаны методические рекомендации. При акиматах функционируют специальные центры по реабилитации возвратившихся из мест боевых действий. В Астане работает Центр по повышению квалификации имамов, - поделилась опытом казахстанский эксперт.

Директор независимого аналитического центра «Религия, право и политика» Кадыр Маликов рассказал о том, что сегодня многие государства стремятся укрепить институт традиционного Ислама. Это связано с наличием внутренних и внешних вызовов, а также с ростом религиозности населения, особенно молодежи, привлечения исламского, религиозного ресурса для укрепления и легитимизации власти. 

 

- Существует концепт «умеренного Ислама». В этих целях в Саудовской Аравии начали проводить определенные реформы по модернизации Ислама, которая со стороны некоторых людей воспринимается как попытка использования религии для обслуживания властных структур. И в этом вопросе нужно быть очень осторожными, - уверен теолог.

По его словам, в Кыргызстане эти попытки сталкиваются с серьезными проблемами. С начала 90-х годов в нашей республике появились свои адепты различных течений Ислама. Государство проводит политику усиления контроля в религиозной сфере – муфтията, но в последнее время мы замечаем тенденцию к тому, что официальное духовенство превращается в некий государственный орган, который проводит определенную политику, но, с другой стороны, теряет авторитет особенно среди протестной части молодежи.

- Кроме того, необходимо отметить, что помимо официального муфтията, у нас имеются еще и параллельные структуры. Часто в местных сообществах жааматах население само выбирает имама, который имеет очень сильное влияние и авторитет. То есть мы сталкиваемся с той проблемой, когда государство пытается контролировать ситуацию, используя официальные религиозные структуры, на деле же государство контролирует только мечети. А молодежь после мечети уходит в жааматы и продолжает общение уже с неофициальными религиозными лидерами. И это все происходит на фоне глобальных процессов, характеризуемых наличием террористического подполья на территории некоторых государств, - подчеркнул Кадыр Маликов.

Он также отметил, что сегодня у большинства государств не достаточно, как технических, так и идейно-политических инструментов, чтобы противостоять агитации, проводимой экстремистскими организациями посредством  современных методов. 

- Мы не можем этому противостоять еще и потому, что наше духовенство не подготовлено к ответам на политические вопросы, такие как взаимоотношение, а не противоречие, демократии и Ислама, соотношение Ислама и светскости. В то время как у радикалистов в повестке стоят такие вопросы, в том числе и вопросы справедливости,  демократии, власти. Наше государство до сих пор держит духовенство на определенной дистанции, как это было еще в советские времена, тем самым теряет инициативу в идеологическом плане. Наши имамы не способны быть идеологическими помощниками государству, - подчеркнул эксперт.

Продолжая тему, эксперт по вопросам религиозной безопасности Икболжон Мирсайитов рассказал о результатах своих исследований интернет пространства, особенно социальных сетей как инструмента вербовки, разжигания межнациональной и межэтнической розни.

 

- Сегодня терроризм нужно рассматривать как бизнес: здесь концентрируются огромные деньги, огромный человеческий и материальный ресурс. Поэтому понятия «терроризма» в его классическом смысле уже нет. Кроме того, «террористов» и «экстремистов» в традиционном понимании тоже уже нет. Это – уже частные военные группировки, частная армия, выполняющая чужой заказ. Эта армия имеет четкую структуру и систему и характеризуется тем, что эта армия растет, а не убывает, - уверен эксперт.

Еще одной проблемой он называет малую эффективность деятельности силовых структур в сфере цензуры контента.

- С помощью правоохранительных органов, спецслужб мы блокируем экстремистские каналы в интернете. Но этот канал впоследствии опять начинает вещать уже под другим названием. Существует еще один аспект, на который мало обращается внимания – это комментарии, в которых часто оставляют контактные данные той или иной террористической группировки и ее представителей, - сообщил Икболжон Мирсайитов.  

В своем выступлении религиовед Индира Асланова сделала акцент на вопросе законодательной основы борьбы с терроризмом и экстремизмом.

 

- В данное время в Кыргызстане по статьям «экстремизм и терроризм» осуждено 520 человек, из которых только 20 процентов – это лица, совершившие насильственные террористические действия. Остальные 80 процентов осуждены за такие нарушения, как хранение экстремистской литературы, репосты текста экстремистского содержания и т.п.  Анализ показывает, что такие  осужденные  в тюрьмах начинают радикализироваться, вставая на сторону насильственного экстремизма. Поэтому очень актуальна задача реабилитации таких людей, которую необходимо проводить на системной основе, - уверена Индира Асланова.

А вот председатель международного общественного  объединения «Люди Мира» Алишер Ташматов предложил расширить функции подразделения по обеспечению безопасности ОДКБ, учитывая, что в ближайшее время Западные страны намерены внедрить систему всемирного учета путем создания всемирного вай-фая, который будет контролироваться только самими разработчиками.

Кроме того он обратил внимание участников круглого стола на тот факт, что носители радикальных религиозных идей активно внедряются в систему государственного управления.

 

- Сейчас вербовка осуществляется не только исламистскими экстремистами, но и другими религиозными течениями. Кроме того, существует угроза внедрения экстремистских элементов в органы государственной власти на очень высоком уровне, в том числе в Жогорку Кенеш, который является законодательным органом, в итоге государство становится более беззащитным, - уверен Алишер Ташматов.

По вопросам силовых методов обеспечения безопасности и противодействия экстремизму высказался президент Международной Ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» КР Юрий Погиба. Он выделил три основных аспекта в этой сфере - идеологический, религиозный и военный, учитывая, что современные реалии характеризуются проведением так называемых «гибридных» войн.

 

-  Применение военной составляющей есть прощупывание обороноспособности и государственной безопасности в целом. В этих условиях роль ОДКБ для наших стран несомненна. Это подтверждает и трагический факт вторжения на территорию Кыргызстана в 1999 году военных частей ИДУ. В те годы наша республика не была готова к этим угрозам. При этом и спецслужбы, и аналитики доводили до руководства страны о нарастающей угрозе в регионе вторжения террористических сил в республику. И только оперативная помощь России, Казахстана, Армении позволила локализовать данный конфликт. Точно так же, совместными усилиями, удалось локализовать теракт, произошедший в пригороде Алматы, когда случилось нападение террористов на войсковую часть, - напомнил Юрий Погиба.

При этом он особо подчеркнул необходимость принимать во внимание и тот факт, что в случае военного инцидента и временного контроля части территории вражескими силами, часть населения переходит на сторону враждебных формирований. Это происходит по разным причинам: кто по  идеологическим, кто из страха, кто из подлости и т.п.

-  Поэтому во главу угла нужно ставить патриотическую работу с молодежью и не только в рамках национальных государств, но и в рамках ЕАЭС в целом, тем более учитывая то, что, кроме России, реально никто не в состоянии оказать должное сопротивление. Это еще и потому актуально, что в армии наших стран служат молодые люди, часть из которых являются приверженцами разных религий. Поэтому воспитание религиозной толерантности вкупе с патриотическим – одна из главных задач наших государств, - уверен глава ветеранской организации «Альфа».

В рамках круглого стола также было отмечено, что на сегодняшний день религиозные группировки постепенно вытесняют традиционный криминалитет. Исламисты негласно контролируют некоторые тюрьмы, что привело к появлению, так называемых, «зеленых» зон.

Серьезной проблемой является так называемая «экономика терроризма» или финансирование международных террористических структур. Стоит отметить, что сегодня финансовые потоки идут уже не только из традиционных для терроризма источников – от нелегальных видов деятельности, как то незаконная наркоторговля, торговля оружием и людьми. Во многих странах мира исламские группировки все больше контролируют такие общественные места, как например, рынки, с которых они получают определенный процент. При этом местные террористические ячейки получают дополнительные средства от зарубежных фондов, в виде частных пожертвований и из других источников.

Пресс-служба Клуба региональных экспертов КР «Пикир»