Политолог: "Возвращение Аскара Акаева в Бишкек – это политическая ревизия"

Политолог:

На прошлой неделе Аскар Акаев приехал в Бишкек, чтобы дать показания по делу Кумтора. По нему проходят целый ряд высокопоставленных чиновников, вплоть до бывших президентов. Но вот только лишь за этим делом стало? Или существуют другие причины для возвращения первого президента?

Игорь Шестаков, политолог, сопредседатель клуба региональных экспертов «Пикир» (Кыргызстан), помог разобраться Cronos Asia в этих непростых вопросах.

- Игорь, что, на ваш взгляд, стоит за приездом Акаева после 16 лет отсутствия на родине?

- Аскар Акаев давно планировал вернуться на родину и неоднократно предпринимал попытки это сделать. Он не единожды озвучивал это желание в интервью и российским, и кыргызстанским СМИ.

Возможно, что Акаев сам или его ближайшее окружение вели переговоры еще раньше - с тем же Алмазбеком Атамбаевым, но, как известно, временное правительство фактически сразу дало понять, что Акаев для них в Кыргызстане нежелателен.

Именно временное правительство во главе с Розой Отунбаевой первыми открыли уголовные дела против первого президента.

Я хотел бы напомнить, что даже несмотря на свержение Аскара Акаева в марте 2005 года за весь срок правления Курманбека Бакиева в отношении первого руководителя страны не было возбуждено ни одного уголовного дела. Они появились в период правления Отумбаевой, ну и затем перешли в период правления Атамбаева.

В этой связи я думаю, что возвращение Аскара Акаева можно расценивать в определенной степени как одну из политических ревизий, которые ныне действующий президент Садыр Жапаров устроил для своих бывших оппонентов.

Напомню, в 2010 году, когда Атамбаев был президентом, партия «Ата Журт» шла в парламент как оппозиционная, а Жапаров в то время являлся одним из сопредседателей этой партии и они активно выступали с критикой деятельности временного правительства. Поэтому сегодняшнюю ситуацию я расцениваю как одну из проверок и пересмотра деятельности прежней власти.

- Для чего Аскар Акаев вернулся в Киргизию, на ваш взгляд, кроме официально озвученной причины - допрос по Кумтору?

- Для Акаева возвращение на родину - это попытка реабилитации не только в своей стране, но в целом для всего политического истеблишмента.

Он известный политик международного масштаба, и я думаю, что его приезд в страну может доказывать тот факт, что его свержение было заговором, и прежде всего - западных стран.

Политик считает, что для возникновения революции не было серьезных причин, это был в чистом виде цветной переворот, который проспонсировал Запад. Аскар Акаев много раз озвучивал эту точку зрения.

Возможно, эта позиция близка и Садыру Жапарову, который уделяет много внимания тому, как разворачиваются общественно-политические события вокруг страны и в мире, и, безусловно, понимает, что есть внешние силы, которые заинтересованы в очередных госпереворотах.

Кстати, неслучайно при Жапарове был принят закон "О финансировании НПО". Этот закон был разработан еще во время правления Сооронбая Жээнбекова, но так и не был тогда принят.

Полагаю, что приезд первого президента в страну - один из аргументов Жапарова доказать, что свержение Акаева в большей степени связано с внешним фактором и с теми цветными революциями, которые периодически происходят и в Кыргызстане, и на пространстве СНГ, по примеру той же Украины.

- На ваш взгляд, получила ли Москва некие гарантии неприкосновенности Акаева?

- Безусловно. Я думаю, переговоры велись при посредничестве Кремля и, если бы не было гарантий, то Акаев бы вряд ли вернулся в Кыргызстан. Со своей стороны, возможно, Садыр Жапаров хочет показать, что не собирается заниматься охотой на ведьм. Это тоже очень важный фактор возвращения Акаева.

Нынешний президент таким образом демонстрирует, что если за спиной у бывшего первого политика страны нет какого-то криминального прошлого, то, по сути дела, он может свободно находиться в стране. Кстати, полагаю, что Сооронбай Жээнбеков тоже уходил под определенные гарантии и они были соблюдены действующей властью.

- Какую роль Аскар Акаев сыграл в деле Кумтор?

- Мне кажется, что в этом нашумевшем деле наверняка будет действовать срок давности преступлений, если они будут доказаны или выявлены. Да, «отцом» разработки этого месторождения является Акаев, правда та компания, которая при нем начинала работу, уже не является логистом или главным инвестором, в проекте работают другие люди под другим юридическим лицом.

Как пишут СМИ, Аскар Акаев попросил прощение у кыргызстанцев за Кумтор и признал, что кыргызская сторона шла на многочисленные уступки канадской компании в ущерб национальным интересам и экологии.

При этом нужно помнить, что национализация золоторудного месторождения было одним из предвыборных обещаний действующего главы государства Жапарова.

Безусловно, вопрос Кумтора важен, но мне кажется, что в истории с возвращением Акаева он все-таки вторичен.

А первично то, как я уже сказал ранее, что Садыр Жапаров будет проводить ревизию деятельности бывшего временного правительства и деятельности Атамбаева. И здесь список виновных лиц по Кумтору связан уже с временным периодом после 2010 года - с теми премьер-министрами, министрами, депутатами, которые непосредственно отвечали за юридические решения, принятые по стратегически важному промышленному объекту Кыргызстана именно после апрельских событий 2010 года, то есть после прихода новой власти.

Поэтому совсем неслучайны громкие резонансные задержания бывших премьер-министров и экс-министра экономики, среди которых такие имена как Темир Сариев, Асылбек Жээнбеков, брат бывшего президента. Это все члены команды, которые входили, в основном, в состав СДПК, или же были близки к Атамбаеву во время его правления. И здесь Акаев вряд ли может дать какие-то показания по новым обнаруженным нарушениям.

- Вернется ли Аскар Акаев в большую политику после реабилитации своего имиджа?

- Нет, я думаю, это было оговорено при условии его возвращения на родину, к тому же, у него был невысокий рейтинг, когда он уходил с президентского поста.

Я не раз говорил, что если бы Акаев добровольно оставил свой пост в 2000 году, не пересидел бы срок и не пошел бы на последние для него президентские выборы, то он мог бы остаться в Кыргызстане, быть уважаемым общественно-политическим деятелем.

Акаев стал заложником корыстных устремлений своего окружения, которое использовало свою власть и самого Акаева для своих коррупционных схем, и личного обогащения, поэтому, у него уже не тот имидж, чтобы возвращаться в политическую жизнь.

Думаю, что он и сам это прекрасно понимает, ведь вступление в политическую игру может быть для него чревато какими-то более серьезными последствиями.

Его задача в настоящее время - максимально реабилитировать свое имя, свое бывшее президентство, чтобы оно не ассоциировалось и не выглядело так же, как сейчас выглядит имидж дела по Кумтору.

В политику он не вернется, но, возможно, постарается приносить пользу Кыргызстану как общественный деятель, которого хорошо знали в мире. Все-таки Акаев был популярным президент за рубежом, он посетил все ведущие страны мира, поддерживал контакты личного характера со многими президентами.

В этом плане он, конечно, может быть полезен Кыргызстану, потому что у страны сейчас большие проблемы с экономикой и инвестициями - это, с одной стороны. А с другой, - и здесь я в определенной степени соглашусь с позициями российских экспертов, приезд Акаева - это некий стабилизирующий фактор во внутриполитическом раскладе Кыргызстана на фоне множества уголовных дела на Атамбаева и его соратников.

Такой шаг со стороны действующей власти должен повлиять на стабилизацию внутренних политических процессов, тем более, что Кыргызстан ожидает парламентские выборы.

Меж тем, как пишет Sputnik.kg, "во время пребывания в Кыргызстане Акаев дал исчерпывающие ответы на все вопросы следствия. Дорога для бывшего президента открыта, он может вернуться в КР в двух случаях: по своему желанию либо по требованию следствия (в случае возникновения новых вопросов) в рамках дела о Кумторе", — сказал соратник Акаева Бекболот Талгарбеков.

https://cronos.asia/centralnaya-aziya/politolog-vozvrashhenie-askara-akaeva-v-bishkek-eto-politicheskaya-reviziya