• Мы в соц сетях:

Запад против президентского Кыргызстана

В текущем году Кыргызстан проведет рекордно число выборов, помимо уже состоявшихся президентских, ожидаются выборы в местные кенеши, в парламент и принятие новой Конституции. На вопросы о потенциальных вызовах и угрозах, которые могут негативно повлиять на развитие общественно-политических событий в стране, сайту «Пикир» ответил политолог Кубатбек Асанов.

Октябрьские события прошлого года, которые привели к отставке президента Сооронбая Жээнбекова, многими экспертами прогнозировались заранее. Так, говорилось о влиянии на предвыборные процессы со стороны определенных внешнеполитических сил, которые были заинтересованы в том, чтобы Кыргызстан оказался на грани непримиримого гражданского противостояния. Насколько эти предположения, на ваш взгляд, соответствовали действительности? 

- Безусловно нарушения во время прошлогодних парламентских выборов были, и этого никто не оспаривает. Но разве подобных нарушений, к примеру, таких, как подкуп голосов или применения административного ресурса не было в 2015 году во время выборов в Жогорку Кенеш или в 2017 году, когда выбирали президента КР? Выборы 2015 и 2017 как местные, так и зарубежные масс-медиа охарактеризовали, как «войну компроматов» в социальных сетях, тогда отмечалось использование административного ресурса и грязных выборных технологий. Экс-президент Атамбаев лично признал, что в 2017 был применен админресурс. Предоставлялось множество фактов подкупа избирателей. Однако тогда все обошлось без митингов и без особых возмущений со стороны наблюдателей от НПО.

То, что после 4 октября в стране ожидались массовые митинги против итогов результатов парламентских выборов, в медийных и экспертных кругах республики активно обсуждалось еще весной 2020 года. Так в период предвыборной кампании ряд общественных организаций Кыргызстана, например, Центр мониторинга по выборам «Келечекке жол», обвиняли США в том, что выделенные, якобы, на мониторинг предвыборного процесса по линии ЮСАИД и Национального демократического института средства, по факту предназначались для прямого вмешательства в выборный процесс. Суммы озвучивались не маленькие, как минимум в 1-2 миллиона долларов.

Помимо уже привычных игроков от Вашингтона, таких как, например, «Правовая клиника Адилет», создавались новые альянсы и союзы. Вызвало много вопросов появление фонда «Общее дело», на который были западные страны и США возложили функции одного из основных общественных контролеров выборов. Причем, прежде всего, создание данной структуры вызывало вопросы среди самих неправительственных организаций, которые традиционно осуществляли мониторинг за выборами. Почему именно в пользу «Общего дела» был сделан выбор ЮСАИД, учитывая, что организация ранее не была замечена в подобной деятельности? Более того, как писали СМИ, на момент получения гранта у этой организации не было ни офиса, ни ресурсов, ни персонала, не говоря уже про опыт осуществления наблюдения за выборами.

Также ЮСАИД и Центр социологических исследований CISR (Center for Insights in Survey Research) при активном участии «Общего дела» составляли рейтинги политических партий, которые формировались на основании, так называемых социсследований, которые в большей степени отражали предпочтения не столько электората, сколько спонсоров и заказчиков этого исследования, когда у одних партий рейтинг явно занижался, а других наоборот резко шел вверх. К примеру, «лидерами», так называемых, замеров общественного мнения стали партии «Республика», «Реформа» или «Социал-демократы» Атамбаева, тогда как по факту они не пользовались популярностью среди населения и не имели реальных шансов пройти в ЖК.

Однозначно это воспринималось рядом общественных организаций, как нарушение норм законодательства, в котором говорится о недопустимости иностранного вмешательства в выборные процессы Кыргызстана.

Мы прекрасно помним, как во время президентских выборов в США в 2016 году, политические оппоненты и СМИ Дональда Трампа долгое время пытались обвинить его в том, что он, якобы, пользовался поддержкой России, которую они пытались обвинить во вмешательстве в свои внутренние дела. При этом, сам Вашингтон достаточно откровенно вмешивается в дела Кыргызстана, о чем свидетельствует, как минимум, формат его деятельности в рамках избирательных процессов, происходящих в республике. Как итог этого грубого вмешательства, в октябре в центре Бишкека мы получили столкновения различных политических групп, которые могли иметь трагические для страны последствия.

События тех дней чем-то напоминали украинский сценарий 2014 года, когда итогом политического противостояния стала гражданская война. К счастью, Кыргызстану удалось этого избежать. Стоит обратить внимание, что в последние несколько лет представители ряда молодежных НПО Кыргызстана проходили обучение в Международном Центре изучения ненасильственного сопротивления, где уделяется большое внимание подготовке к акциям протеста. Этот Центр в Киеве существует при поддержке США.  

Как вы считаете, упустив инициативу в октябре 2020 года, продолжат ли западные страны, в частности США, вмешиваться в избирательный процесс Кыргызстана, например, во время предстоящих парламентских выборов и референдума по реформе Конституции? И к чему это может в итоге привести?

- Вмешательство США в избирательный процесс нашего государство уже происходит. Так, накануне досрочных президентских выборов диппредставительство Вашингтона в Бишкеке сделало заявление, в котором говорилось о том, что американская сторона не поддерживает кандидатов в президенты, которые выступают за президентскую республику и пересмотр действующей Конституции. Честно говоря, я не помню, чтобы Госдепартамент так резко расставлял политические акценты. Понятно, что это был сигнал неправительственному сектору и отдельным средствам массовой информации, таким как радио «Азаттык» и Kloop.kg начать активную борьбу против инициативы Садыра Жапарова по конституционной реформе. Я полагаю, что США и ЕС сделали немалые финансовые вливания в общественно-медийную активность против внесения изменений в Основной Закон КР.

Я бы обратил внимание, что европейский проект «Медиа-Диалог», который по идее должен поддерживать медиа-сферу, вдруг оказался в числе организаторов общественных дискуссий критической направленности в адрес президентской формы правления. Не отстает и «Интерьнюс», который активно финансирует медийный компонент политической борьбы. Все эти факторы свидетельствуют о том, что к 11 апреля 2021 года, когда намечен референдум по принятию новой Конституции, с помощью внешних игроков ситуация внутри страны может сильно накалиться.

Соглашусь с позицией российского аналитика по Центральной Азии Никиты Мендковича, который недавно заявил, что Запад относится к Садыру Жапарову достаточно враждебно, а посольство США с первых дней противодействовало его приходу во власть. В целом, новая власть делает своим первые шаги в условиях враждебной деятельности Вашингтона. Полагаю, что американцы продолжат этот курс, учитывая, что новый президент Джозеф Байден выступает за построение однополярного мира во главе с США, в котором американцы будут жестко диктовать свои правила игры мировому сообществу. Естественно, Москва и Пекин не в восторге от таких сверхамбициозных планов Вашингтона. А это значит, что Белый Дом будет искать возможности ослабить эти мировые центры силы любыми способами. Один из них – дестабилизировать Центральную Азию, которая граничит и с Россией, и с Китаем. Детонатором ситуации могут послужить выборы в одной из стран региона.

Учитывая, что Кыргызстан ждет насыщенный политический год, полагаю, мы не раз увидим американские политтехнологии в действии, которые будут осуществляться, прежде всего, через подконтрольные Вашингтону НПО и СМИ. Такого рода сценарии уже не раз апробированы на американских «полигонах», таких как Грузия, Украина и Молдова. В 2020 году его пытались применить в Белоруссии и Кыргызстане – не сработало, но это не значит, что США приняли поражение. Они подкорректировали свой сценарий, немного подогнали его под наши реалии, и уже приступили к его активному исполнению.

На ваш взгляд, вернутся ли новые власти КР к рассмотрению законопроекта по финансовой деятельности НПО, который в 2020 году был рассмотрен парламентом в первом чтении? 

- Я не исключаю такой возможности, поскольку вопрос политической деятельности НПО, которая зачастую не отвечает национальным интересам, а происходит исключительно в интересах Западных спонсоров, постоянно поднимается представителями законодательной ветви власти. В той же Венгрии, которая является членом Евросоюза, есть законодательная норма об «иностранных агентах», касающаяся неправительственных организаций. Таким образом, венгерское правительство пресекает внешнее вмешательство. Зарубежное влияние, включая финансирование гражданского сектора, жестко регламентируется законами и в США.

Согласно предложенной депутатами ЖК КР законодательной инициативе, НПО будут обязаны предоставлять больше сведений о своей служебной деятельности, а также отчитываться об источниках своего финансирования, в частности, предоставлять дополнительные отчеты о финансовой деятельности по форме, утвержденной правительством. В противном случае они будут привлекаться к ответственности.

Сторонники этого законопроекта из числа общественности и политиков заявляли, что главной целью данного законопроекта было остановить «агентов внешнего влияния», которые действуют в Кыргызстане через неправительственные организации и, пользуясь социальными трудностями, будоражат население. Не секрет, что деятельность различных зарубежных фондов, уже приводила к дестабилизации обстановки в стране, и может спровоцировать крупномасштабный гражданский конфликт в будущем.

Как подчеркивала одна из разработчиков этого законопроекта, депутат парламента Евгения Строкова, «как могут учить нас демократии США, если они сами нарушают права человека». С этой точкой зрения сложно не согласиться.

Но я полагаю, что новой власти придется проявить серьезную политическую волю, чтобы этот законопроект был принят и вступил в действие, поскольку против его принятия будут выступать и западные страны и местные НПО, которые постараются оказать на власть серьезное давление в этом вопросе.

Беседовала Екатерина Мин