• Мы в соц сетях:

Марс Сариев: экипированные и мотивированные боевики, опекаемые США, готовы к наступлению на ЦА

В марте-апреле 2021 года боевики террористических группировок могут предпринять серьезную попытку по дестабилизации Центральной Азии. Об этом в рамках онлайн конференции: «Международные приоритеты безопасности Кыргызстана: роль КР в обеспечении региональной безопасности в контексте взаимодействия с ОДКБ, ШОС и СНГ» рассказал эксперт в вопросах геополитики Марс Сариев.

- Вероятнее всего, попытка дестабилизации центрально-азиатского региона будет осуществляться по таджикскому направлению с выходом на Ферганскую долину, а также по туркменскому направлению. Сейчас террористические группировки имеют сильные позиции в Афганистане. Это хорошо экипированные и мотивированные боевики. Последние пять лет их передовые части очень опекались прежде всего Соединёнными Штатами Америки, - отметил политолог.

Проводя аналогию с событиями на Ближнем Востоке, он напомнил, что там роль «запала» сыграли курды, а триггерной точкой, которая раскачала весь регион, стала карта «Великого Курдистана».

- Авторы проекта по раскачке ближневосточного региона четко сыграли на том, что многомиллионный курдский народ не имеет своей государственности, показав курдам перспективу «Великого Курдистана», они получили ожидаемый эффект. Сейчас по этой же аналогии раскачивается проект в ЦА, - пояснил Марс Сариев.

Целью проекта, по его мнению, является создание тюркского единства, которое объединив тюркские народы, проживающие на территориях от Турции и восточноевропейской Венгрии до Якутии, создаст мощное противостояние Китаю, который в 21 веке претендует на позиции сверхдержавы.

Анализируя ситуацию в Нагорном Карабахе, он пришел к выводу, что пунктирная линия этого конфликта ведет в Центральную Азию.

- Получив контроль над Лачинским коридором и Нахичевани, Турция обеспечила себе связь с Азербайджаном, таким образом как бы отделив тюркские республики. Это очень серьезные изменения позиций на Южном Кавказе, и я не уверен, что в этой позиционной борьбе геополитических проектов не выигрывает Россия, которая фактически теряет Армению, но в то же время не приобретает и Азербайджан. По сути, Южный Кавказ, если смотреть на регион в геополитических рамках, перестает быть зоной влияния России. И хотя на Южном Кавказе схватка ещё не закончена, следующей в очереди стоит Центральная Азия, - не сомневается политолог.

Он подчеркнул необходимость провести глубокий анализ столкновения нескольких геополитических проектов, которые привели к войне на Южном Кавказе.

- Осмысление того, что происходит, даст нам возможность предвосхитить и предотвратить в зародыше события, которые могут развернуться в Центральной Азии весной следующего года. Нельзя выпускать из виду, что Кыргызстан, Казахстан и Азербайджан входят в тюркский совет, в рамках которого тоже есть военная составляющая, что отчасти и стало причиной того, что конфликт на Южном Кавказе полностью деморализовал и дезавуировал ОДКБ, показав, что в рамках Организации он не решаем, т.к. тюркские республики, входящие в ее состав, как оказалось не могут быть задействованы в предполагаемом театре военных действий ввиду конфликта интересов. И это серьезный геополитический удар для нас и наших союзников, - подчеркнул Марс Сариев.

Он обратил внимание еще на один нюанс конфликта между Арменией и Азербайджана, который сыграл ключевую роль в развитии событий на Южном Кавказе – Армения действовала в рамках стратегий ОДКБ, тогда как Азербайджан показал новый формат ведения войны.  

- Сейчас нам нужно быстро, но тщательно изучить развертывание военных действий на Южном Кавказе и пересмотреть свои стратегии и тактику действий, чтобы оперативно разработать не только новые подходы к противодействию терроризму и экстремизму, но и всю военную доктрину в рамках ОДКБ, - уверен эксперт. 

Слабым звеном в ЦАР в плане возможностей для раскачки ситуации внешними силами он назвал Кыргызстан, на втором месте – Казахстан. 

- С недавних пор в соцсетях распространяется видео, на котором, салафиты на юге страны фактически призывают население к тому, чтобы дестабилизировать обстановку путем разжигания межрелигиозного конфликта. И это имеет прямую связь с событиями на Южном Кавказе, где всё идёт к тому, чтобы свернуть конфликт в сферу религиозного противостояния между христианами и мусульманами. Это один слой. Второй слой – это межэтнический конфликт, который сразу же нашел отражение и на ситуации в ЦА. По сути, это шарповские технологии, которые являются признаком того, что нас пытаются загнать в рамки этнической и религиозной идентичности. В этой связи, я думаю, что основными триггерными точками будут Кыргызстан и Казахстан, тогда как Узбекистан и даже Таджикистан с Туркменией более стабильны в этих факторах. Однако, эти процессы имеют тенденцию к расплескиванию, т.е. накал ситуации в одной стране может расплескаться на все страны региона, - поделился своими наблюдениями Марс Сариев.

Наталья Крек