Гульнара-Клара Самат: память о Великой Отечественной Войне – это наша истинная ценность

Во Ржеве увековечат подвиг советских воинов-кыргызстанцев, погибших в Тверской области во время Великой отечественной войны 1941-1945 годов

На сегодняшний день строительство мемориала памяти практически завершено, остались мелкие работы по благоустройству прилегающей к комплексу территории. Торжественное открытие памятника планировалось провести в мае этого года в рамках празднования 75-летия Великой Победы, однако, в связи с пандемией коронавируса было принято решение перенести мероприятие. 

О том, как возникла идея строительства мемориала во Ржеве в интервью «Пикиру» рассказала депутат ЖК КР Гульнара-Клара Самат.  

- Прежде чем начать рассказывать про мемориал, нужно сделать акцент на том, что значит Великая отечественная война для нас сейчас, по прошествии 75 лет. Интересно, что чем дальше уходит от нас война, тем более четко вырисовывается судьба каждого отдельного солдата. Казалось, бы наоборот, воспоминания и лица должны стираться, ВОВ и Победа должны были стать большой датой. Но получается, что чем дальше уходит война, тем ближе становится каждый солдат, тем более четко вырисовывается героический образ каждого воина, который месил своими сапогами грязь дорог, нес оружие, воевал, защищал родину, погибал, побеждал, - отметила парламентарий.

Она обратила внимание, что на смену традиционным военным парадам, где демонстрировалась мощь вооружений и звучали лозунги, пришел Бессмертный полк, где одним строем идут герои Великой отечественной войны и их потомки. 

- Акция Бессмертный полк началась и стала невероятно популярной не случайно. Каждый, кто выходит на это шествие с фотографией своих родных и близких, считает своего отца или мать, деда или бабушку, прадеда или прабабушку героем. Потомки несут их фотографии, как будто это лики святых, - считает Клара Самат.

По ее словам, строительство памятника во Ржеве – это не идея или личный замысел одного человека, это событие, которое просто не могло не произойти.

- Первыми об этом заговорили сотрудники нашего посольства еще в 2011 году, которые побывав в местах, где в годы войны шли ожесточенные бои и где каждый метр пропитан кровью солдат, ощутили ту атмосферу и весь трагизм той войны. Там до сих пор есть деревни, которые не обжиты, потому что там столько погибших, что просто невозможно работать на земле, там, когда начинаешь копать, находишь останки солдат. Позже эту инициативу озвучили гражданские активисты, которые повезли во Ржев семьи погибших кыргызстанцев. Я лично прикоснулась к этому вопросу, когда мы перевозили из Тверской области на родину – в Кыргызстан останки солдата из Таласа, - рассказала собеседница редакции.

Солдата, история которого, по словам депутата, заслуживает отдельной повести или фильма, звали Мендыш Эмралиев. Его останки долгие десятилетия пролежали под завалом печной клади сгоревшего во время сражения дома, прежде чем его обнаружил российский поисковик Виктор Морозов. 

- Я в Тверской области находилась по личным делам, и там совершенно случайно встретилась с местными жителями, которые оказались поисковиками. Они мне рассказали, что они уже четвертый год через Министерство обороны пытаются разыскать родственников кыргызского солдата, останки которого были найдены в деревне Погорелка. У них был его медальон, а также личные вещи – фляжка, каска, ружье. Виктор с супругой хотели вернуть его на родину, и поэтому почти четыре года держали останки нашего соотечественника практически у себя дома, что было не совсем законно, воюя с прокуратурой, которая требовала передать останки для захоронения в братской могиле, - рассказала Клара Самат.

По словам депутата, в России поисковики работают целый год – обнаруживают останки, и один раз в год 22 июня передают их через прокуратуру, через судмедэкспертизу для захоронения, которое происходит при участии ветеранов ВОВ, местных властей, школьников.

- Обычно солдат находят группами – в окопах, на полях сражения, а Мендыш Эмралиев был солдатом одиночкой, а таких солдат стараются вернуть домой. Тем более, что наш соотечественник очень хотел вернуться на родину. Как правило, солдаты писали свои фамилию и имя на бумаге, а Мендыш Эмралиев написал свои данные химическим карандашом и не на бумаге, а оторвал у себя от холщовой рубашки кусок, и там написал. Он так хотел, чтобы его запомнили, чтобы его не потеряли, чтобы знали, что он это он. И поисковик решил, что его нельзя оставлять в России, поэтому он четыре года, нарушая закон, искал родных найденного им солдата, - продолжила повествование парламентарий.

Виктор Морозов пригласил ее к себе домой, где показал останки солдата, его вещи и медальон.

- Я прочитала на медальоне, что он из Таласской области. Тут же позвонила знакомым из Таласа, и буквально через полчаса мы нашли всю его родню, они живут в Бакай-Атинском районе. Они подтвердили, что он их родственник, что он ушел на войну, они знают, что он погиб, но не знают, где он захоронен. Ну и тут все завертелось. Мы вернули Мендыша-Ата, мы его так называем, потому что фактически он старше всех нас, хоть и погиб совсем молодым, на родину, как героя. Перевозили останки, как положено, сами поисковики. В аэропорту их встречал пост номер один. Подключились и Минобороны, и национальная гвардия, и правительство. В кинотеатре «Россия» мы провели панихиду по нашему соотечественнику, после чего перевезли его в Таласскую область к месту захоронения, - напомнила собеседница «Пикира».

По словам депутата, во всей этой истории было что-то мистическое. Например, до войны Мендыш Эмралиев был комбайнером, и нашел его тоже комбайнер Виктор Морозов.

- Его останки мы везли в отдельной машине в сопровождении военной автоинспекции, так вот на повороте к его дому, практически метрах в пятистах от дома у этого автомобиля взорвалось колесо, и он остановился прямо возле комбайна, который там стоял. Это лирические детали, конечно, но мы все сидели и думали, что это знак, - поделилась воспоминанием Клара Самат.

Она рассказала, что на захоронение Мендыша Эмралиева собралась вся область – губернатор, акимы районов, школьники. Во время похорон Морозовы, обнаружившие его останки, потом четыре года жившие с ним практически в одной избе, и добившиеся его возращения на родину, рыдали, а родственники Мендыша-Ата их успокаивали и утешали. 

- После того, как Мендыш был захоронен, в библиотеках области не осталось ни одной книги про Великую отечественную Войну. Школьники были настолько впечатлены и сопричастны к тому, что произошло 75 лет назад, что разобрали всю литературу. Они поняли, что война – это сейчас, они почувствовали, что их прадед-герой вернулся с войны домой, - отметила парламентарий.

Поисковики нашли Мендыша Эмралиева с двумя гранатами в руках, а рядом лежало его ружье со штык-ножом, что говорит о том, что он готовился к ближнему бою.

- Чтобы прочувствовать ситуацию его гибели, нужно понимать, что в то время наступление вели отборные войска СС, состоявшие преимущественно из профессиональных солдат, как на подбор двухметровых амбалов. Они прошли всю Европу, пинком сапога открывали двери всех этих европейских столиц. И во Ржеве их встречает маленького роста молодой солдат, комбайнер из кыргызского села. Естественно, он понимал, что фактически идет на смерть, если будет ближний бой, то он со своим штык-ножом ничего не сделает, и он берет в руки гранаты. Но он не успел ими воспользоваться, неподалеку от него разорвалась противотанковая мина, осколки которой его просто изрешетили, и он погиб с этими гранатами в руках. От взрыва дом загорелся и обрушился, на долгие годы погребя под собой нашего солдата.  Когда я в уме восстанавливала картину того боя, чувства молодого парня, который знал, что погибнет, но до последнего сражался за родину, я тоже стала говорить о том, что просто необходимо увековечить память наших солдат, павших в боях в Тверской области, - продолжила Клара Самат.

В одной только братской могиле в деревне Погорелке, которую организовал поисковик Виктор Морозов, захоронено около 10 тысяч солдат, 150 из них – кыргызстанцы. 

- Представляете, 150 человек. Это больше, чем наш «Ата-Бейит», где захоронены 137 человек, репрессированных в 1937 году. Это так сказать, Ата-Бейит вне нашего государства. И это только в одном месте. А таких деревушек и могил в Ржевском районе очень много, - пояснила собеседница редакции.

В завершении беседы, она еще раз подчеркнула, что строительство мемориала памяти погибших во время Великой отечественной войны кыргызстанцев, не может быть инициативой одной партии, одного политика или лидера, который хочет сделать имя на этой теме. Это памятник от всего народа.

- Естественно, это делается при поддержке и наших, и российских властей, но они делают это молча и очень деликатно, потому что никто не может и не должен делать себе пиар или зарабатывать политические бонусы на этой теме. И мне импонирует, что наш президент, премьер, глава Совбеза, спикер и все остальные не ставят себе в заслугу то, что этот памятник построен. Эта тема очень чуткая к нравственному содержанию каждого человека. У большинства людей, когда речь заходит о героях Великой Отечественной Войны, об их подвиге, к горлу комок подкатывает и слезы наворачиваются. Когда мы панихиду по Мендышу Эмралиеву проводили все присутствовавшие плакали, никто не мог сдержать слез. Мало, кто может относиться к этой теме безучастно, видимо, это какая-то такая ментальная память и единственная истинная ценность, которая у нас осталась, - подытожила Клара Самат.

 Наталья Крек