Шерадил Бактыгулов: Не следует ожидать массового исхода граждан Кыргызстана из России

Закрытие границ привело к тому, что часть трудовых мигрантов вернулась на родину, решив переждать сложные времена у себя дома.

Естественно, в обществе возник закономерный вопрос: «А что будет, если люди больше не будут уезжать на заработки?». Некоторые эксперты заявили, что это приведет к экономическому коллапсу в Кыргызстане, ведь в нашей стране просто нет такого количества рабочих мест для трудоустройства всех граждан.

О трудовой миграции и о возвращении наших соотечественников из-за рубежа рассказал для информационного агентства «Эхо Кыргызстана» эксперт по вопросам регионального развития, сопредседатель клуба региональных экспертов «Пикир» Шерадил Бактыгулов.

«Вокруг ситуации с мигрантами сложилось множество мифов. Начнем с того, что граждане стран – членов ЕАЭС обладают статусом «трудящихся», а не мигрантов. Это означает, к примеру, что граждане России или Казахстана, работающие в Кыргызстане, а таких немало, являются трудящимися, но не мигрантами. Такая же ситуация с гражданами Кыргызстана, работающими в России, Казахстане и других странах – участниках ЕАЭС. Этот статус означает более упрощенный порядок пребывания и работы по сравнению со статусом трудового мигранта. Конечно, на практике есть шероховатости, но ЕЭК еще в прошлом году подготовила Концепцию об особом статусе трудящегося государств – членов ЕАЭС и предложения о путях ее реализации. Полагаем, что до конца 2020 года Концепция будет принята.

Еще один миф запущен экспертами Всемирного банка, объявившими все переводы денег, например, из России в Кыргызстан «мигрантскими». Так считают, что за 2019 год приток денежных переводов в Кыргызстан составил $2,4 млрд. Из этих денег 98% перевели из России. Правда заключается в том, что банки могут только отследить сумму перевода. Но ни один банк не обладает информацией о гражданстве человека, переведшего деньги и человека, получившего деньги.

Также, системы денежных переводов не предусматривают такую графу, как цель перевода. Если исходить из цифр, приписываемых мигрантам из Кыргызстана, то получается, что каждый из них пересылает не менее 2000 долларов в месяц. Добавляем расходы на жилье, питание, проезд, одежду, то, выходит, что зарплата составляет не менее трех тысяч долларов США. В реальности основные суммы переводов составляют 100–200 долларов в месяц, а зарплату в три тысячи долларов получают единицы.

Большинство переводов приходится на южные области Кыргызстана, что породило еще один миф – мол, южане зарабатывают больше. На самом деле, финансовая система Кыргызстана более либеральная, чем в соседнем Таджикистане и Узбекистане. Поэтому граждане этих стран, в целях обеспечения безопасности своей жизни и денег, переводят деньги в города на юге Кыргызстана, которые находятся недалеко от границы их родного государства.

Кроме того, системы денежных переводов позволяют экономить деньги на транзакциях, поэтому мелкие и средние предприниматели предпочитают услуги платежных систем, а не банка, более бюрократизированного и менее оперативного.

Есть еще одно обстоятельство. Российское законодательство не запрещает гражданам страны быть гражданами других государств, даже несмотря на отсутствие соглашений о двойном гражданстве, чем, как и другие, пользуются граждане Кыргызстана. Много таких лиц или нет сложно сказать. По официальным данным, на миграционный учет в 2018 году в России состояло 640 тыс. кыргызстанцев. Неофициально считается, что в России работают свыше 1 млн граждан Кыргызстана. Однако непонятна методика подсчета их численности. Возможно, часть из них являются владельцами паспортов обеих стран.

Далее, следует смотреть на рабочие места, которые занимают наши граждане. В основном это торговля (продуктовые магазины, рынки, аптеки) и строительство. Известно, что продуктовые магазины, рынки, аптеки удовлетворяют ежедневные потребности населения, и поэтому не закрываются. Еще один крупный сегмент рынки труда – ресторанный бизнес, в котором кыргызстанцы заняты в качестве поваров и официантов. Как мы знаем, рестораны, кафе, гостиницы перешли в режим работы навынос и доставку на дом своей продукции. Кыргызстанцы работают на стройках по всей России, а строительство пока не останавливалось.

Работу могут потерять водители такси, дворники и другие. Однако часть из них переходят на другую работу, но кто-то возвращается. Поэтому сложно прогнозировать точное количество кыргызстанцев, которые вернутся домой из-за коронавирусной инфекции. Однако массового исхода кыргызских граждан из России не следует ожидать.

Сложность ситуации для властей Кыргызстана заключается в том, что для «штурма» Бишкекского «Белого дома» достаточно собрать две — три тысячи радикально настроенных молодых людей, причем этнических кыргызов. В качестве таких «штурмовиков», а проще говоря «пушечного мяса» новоявленные политические и гражданские активисты рассматривают молодых кыргызстанцев, теряющих работу в России и Казахстане. Их идеологическая обработка уже началась – в их, и не только их, бедах обвиняются власти страны» – считает эксперт.

https://ehokg.org/sheradil-baktygulov-ne-sleduet-ozhidat-massovogo-ishoda-grazhdan-kyrgyzstana-iz-rossii/